Гостищево, село

Село Гостищево является центром Гостищевского сельского поселения. Расположено в восточной части Яковлевского района, в 15-ти километрах от районного центра – города Строитель и в 22-х километрах по железной дороге от областного центра – города Белгорода. Через село проходит железнодорожная магистраль Москва – Симферополь с остановочной станцией Гостищево. Станция обеспечивает и пригородное железнодорожное сообщение с областным центром. Кроме того, связь с районным и областным центрами осуществляется по шоссейным дорогам местного, областного и союзного значения.

Ближайшая река – Липовый Донец – правый приток Северского Донца, протекает в 3-х километрах от села.
Климат села Гостищево, как и Яковлевского района, по температурным условиям сравнительно однороден, обладает умеренной континентальностью, с холодной зимой и жарким летом. В последние годы наблюдается некоторое потепление: зимы стали значительно теплее, с частыми оттепелями.

Продолжительность вегетационного периода – 196 дней, продолжительность снегового покрова – 102 дня. Зимой преобладают ветры юго-западного направления, весной – восточного и юго-восточного направления.

В геоморфологическом отношении территория села Гостищево представляет сильно расчленённую пологохолмистую равнину, изрезанную оврагами. Зона железнодорожной станции и центр села размещены на водораздельной седловине с отвёртками активнодействующих оврагов и овражных балок.

Общее падение рельефа происходит на юго-западе к пойме реки Липовый Донец. Территория благоприятна для промышленного и жилищного строительства.

Геологическое строение площадки, на которой расположено село, характеризуется довольно мощной (свыше 250 метров) толщей нижне- и верхнемеловых отложений, выступающих до 12-ти метров от поверхности. С поверхности коренные породы верхнемеловой системы покрыты четвертичными отложениями песков и суглинков аллювия.

Поверхность представлена чернозёмным слоем от 15 до 70 сантиметров, пригодным для ведения огородничества и садоводства. На территории Гостищевского сельского поселения выявлены богатые залежи железной руды. Из полезных ископаемых нерудного происхождения на территории центральной усадьбы имеются мел, пески, глина на удалении 2–6 километров.

Растительность представлена лесными урочищами гослесфонда, преимущественно лиственных пород, фруктовыми деревьями, разнотравьем лесных и степных видов на территории всего Гостищевского сельского поселения.

На территории Гостищевского поселения располагается Гостищевское лесничество. Хотя площадь лесничества и расположена на территории двух районов: Яковлевского и Белгородского, на территории Гостищевского поселения находится самое большое урочище лесничества – Ямская дача, площадью 1 147 гектаров. Леса, расположенные на территории лесничества, относятся к лесопарковой зоне. Преобладающими насаждениями являются дубовые, средний возраст которых 60–65 лет.
Первые упоминания о селе Гостищево
Об истории основания села Гостищево известно немного. К 2015 году в распоряжении исследователей оказалось три версии (варианта).
Первая версия, согласно которой упоминание о селе Гостищево относится к 1626 году. Основал его, как считают некоторые историки, боярин Губарев.

Вторая версия. Что ответ о названии села надо искать в слове «гостинец», то есть большак (данного варианта придерживался и глава администрации сельского Совета В. Г. Губарев). Между реками Северский Донец и Донецкая Сеймица перед нашествием орд Батыя существовал волок, соединяющий водным путем северскую землю с Тмутараканью, а рядом проходил очень древний «гостинец» – Бакаев шлях, на котором даже в конце XIX века находили римские монеты времен империи. Село и железнодорожная станция Гостищево под Белгородом находятся недалеко от древнего волока.

Слово «гостинец» (большак) отражено в топонимике Муравской дороги: село на водоразделе между Ворсклой и Донцом называется Гостищевым, а речка под Белгородом – Гостиха (Рыбаков В. Киевская Русь и русские княжества XII–XIII вв. М., 1982. С. 218–219).

Данная версия, основанная на предположениях группы составителей, и вошла в изданную в 2006 году небольшую по объёму книгу, приуроченную к празднованию годовщины села.

Однако, с появлением Интернета и расширения возможностей поиска исторических сведений, появилась и третья версия, содержащая в своей основе документальную базу.

В книге «Подлинная переписная книга посадскихъ дворовъ въ городе Белгорода, и поместiй и вотчинъ и селъ и деревень и дворовъ въ станахъ Саженскомъ, Розумнецкомъ, Коренскомъ и Корочанскомъ, переписи Афонасiя Федоровича Боборыкина да подъячего Ивана Гаврилова, 1646 года» записано: «Деревня Липовая Слободка въ Саженскомъ лесу, в ней: Ларивонъ Лычевъ, Романъ Рытовъ, Кондратъ Гостищевъ, Исай Гостищевъ, Михайла Губаревъ, Прокофей Бырдинъ, Ларивонъ Бесединъ, Афонасей Лустинъ».

Во второй половине XVII века деревня Липовая Слободка была переименована в Архангельское, а к концу столетия Гостищево (см. приложение «Сажной стан», 1678 и 1702 годы).

В пользу данной версии говорит то, что вблизи места расположения села не было Бакаева шляха (см. карту «Белгородская черта в 17-м веке»), а Муравский шлях проходил по левому берегу реки Ворскла, да и волок из Северского Донца в Донецкую Сеймицу пролегал вдали от села. Приток реки Везёлка (Везелица) Гостиха (настоящее название – Гостёнка (см. карту города Белгорода 1913 года) расположен вообще в тридцати-тридцати пяти километрах от Гостищево и сводит на нет заключения группы составителей. Поэтому…

Учитывая достоверность «Подлинной переписной книги…» и имеющихся в ней сведений о сёлах и деревнях того времени в Саженском стане, можно считать их более убедительными (но не окончательными) для утверждения времени появления и взросления на здешних землях села Гостищево, что даёт возможность положить их в основу данной летописи.

Известно, что до конца 30-х – начала 40-х годов XVII века заселённая часть Белгородского уезда была незначительной. Поселения (сёла и деревни) располагались на берегах Северского Донца и его притоках: Сажном Донце, Липовом Донце, Разумной и др. В административно-территориальном отношении в 1646 году уезд был разделён на 4 стана и 2 волости. 15 поселений Сажного стана располагались на берегах Северского Донца, Липового Донца и Сажного Донца.
Гостищево в XIX – начале XX века
До 1839 года крестьяне села Гостищево все были четвертными, но в 1837–1841 годах была проведена реформа государственной деревни, инициатором и исполнителем которой явился глава Министерства государственных имуществ П. Д. Киселёв. «Киселёва реформа» предполагала устранение крестьянского малоземелья, упорядочение податей, создание сельских школ, организацию медицинской и ветеринарной помощи.

Согласно этой реформе крестьяне села Гостищево решили поделить общинную землю на души. Но два домохозяина не согласились отдать свою землю в общий передел и упорно отстаивали форму прежнего владения по четвертям. Общество оставило их в покое и землю их в передел не включило; дети и внуки их, в количестве 5 семей, продолжали владеть землёю по четвертям, тогда как остальные домохозяева селения владели душевыми участками; земли их (40,8 десятины) лежали в одном клину через полоску с владениями душевых крестьян, а двух других были выделены в особые куски.

Домохозяева, перешедшие на души, переделяли свои земли при ревизии. Ввиду крайней неравномерности земли, душевые полосы были очень мелки, на каждую душу приходилось в одном клину 6 «шматков», в двух других – по 7. Усадьбы находились у всех крестьян в четвертном, подворном владении.

В 1877–1878 годах со стороны некоторых домохозяев началась сильная агитация в пользу «перемера» усадеб и передела их по душам, на таких же основаниях, на каких был совершён передел пахоты, но большинство на это не согласилось, так как у многих на усадьбах были заведены навозные конопляники, огороды и лес. Вследствие этого вопрос о перевёрстке усадеб по душам не прошёл на сход; широкодачники, обладавшие усадьбами большого размера, добились даже того, что общество постановило специальный приговор (1878) об оставлении усадебных мест в четвертном владении «навечно».

Десятая российская ревизия переписала в этом старинном селе «493 души мужского пола». Данные переписи осени 1884 года: село Гостищево Сабынинской волости Белгородского уезда – 205 дворов, 1 446 жителей (747 мужчин и 699 женщин), из них работников 463 мужчин и 330 женщин. Без земельного надела 4 двора (5 мужчин и 9 женщин). До 1879 года из Гостищева выселилась только одна семья, с 1880-го по 1884 год – 11 семей (28 мужчин и 23 женщины). Лиц, не принадлежащих к данному обществу, но проживающих в черте крестьянской оседлости, мужского пола – 8, женского – 5. Количество семей, не имеющих работников, – 8, у них детей обоего пола – 28, с 1 работником в семье – 99, у них детей – 489, с 2–3 работниками – 82, число детей – 705, более 3-х работников – 16, детей – 224.

Почва – по преимуществу чернозём, есть местами и мел; подпочва – глина и мел. Земля удобряется мало, вследствие чего урожаи стали хуже прежнего; пшеница даже и совсем родить перестала за последние годы. Под зябь пашут редко, потому что в этом случае скоту негде бы было ходить.

В землевладении десятин наделённой земли: усадебной и пахотной – 1 144, сенокосной – 12, выгонной – 107, лесной – 211. Итого: удобной – 1 475, неудобной – 2. Число всех домохозяев, имеющих наделы – 201, размер надела: на наделенный двор – 7 на ревизскую душу – 3, на душу мужского пола – 2, на работников – 3, на душу обоего пола –1.

Жизнь многих жителей села связана с железной дорогой, которая соединяет село с другими городами.

Железная дорога начала строиться примерно в 1866–1868 годах.

На очередном собрании 24 сентября 1868 года в земской управе собрание постановило поручить председателю управы просить Его Превосходительство губернатора города Курска представить ходатайство министру внутренних дел, «чтобы строитель Курско-Харьковской дороги Поляков устроил переезд через эту дорогу под полотном оной ниже моста на г. Воронеж и г. Волчанск». Также здесь упоминается и скорое окончание строительства этой дороги и земское собрание объясняет причины своего ходатайства. «Доложено отношение Курской губернии земской управы от 24 апреля 1868 г. за № 2676 с прилежанием брошюры члена Петровской земской управы Кирхириера о конно-железной дорогах. Выслушав брошюру, собрание постановило: так как в настоящее время проводится через г. Белгород и Белгородский уезд линия паровой железной дороги, то в устройстве конной – надобности нет (очередное собрание 3 октября 1868 года) Курский губернатор в ответ на вторичное возбуждение Белгородским земством в 1906 году: по поручению уездного собрания ходатайство перед правительством об открытии при с. Гостищево на 128 вёрст к-х-с железнодорожной самостоятельной станции на имя господина председателя управы, от 15 мая сего года за № 975, сообщил, что вследствие сделанного по сему предмету представлений министру путей сообщения управление железной дороги предложено было начальнику южных дорог донести, что и в настоящее время местные условия нисколько не изменились в смысле возможности с пользою для дела удовлетворить названное ходатайство земства, и в подтверждение своего взгляда привел нижеуказанное сообщение: при проверке заявления Белгородской земской управы о том, что многочисленное окрестное население для сообщения с железной линией может переезжать через реку Северский Донец только в одном месте, в селе Сабынино. Выяснилось, что из 17-ти перечисленных управою сёл, деревень и хуторов только 6 расположены в заречной части, для остальных река Северский Донец не служит препятствием при проезде к железной линии. На основании приведённых данных управление железной дороги находит возможным для удовлетворения заявленных земством потребностей открыть пост 128 вёрст лишь для повагонных отправок грузов, в том числе и свекловицы, при условии, что земство или заинтересованные лица приняли на свой счет расход в размере 2 594 рубля, необходимый на приспособления упомянутого поста, а также ежегодные дополнительные расходы по усилению личного состава на нём.

О всём вышеизложенном управа имеет честь доложить земскому собранию, высказываясь за отклонение принятия за счёт земства расходов по приспособлению поста на 128 версте и по усилению личного на нём состава».

В 1837 году в селе была построена Михайлово-Архангельская церковь. Престольный праздник один – день святого Архистратига Михаила. По штату положены: священник и псаломщик. За 1916 год доходов получено 318 рублей 36 копеек. Земли при церкви состоит усадебной вместе с погостом церковным 3 десятины 672 квадратных саженей, пахотной – 26 десятин, 1 975 квадратных саженей, сенокосной – 1 десятина 1 290 квадратных саженей. Усадебная земля и церковный погост находятся в полуверсте, а пахотная и сенокосная – в расстоянии 3 вёрст. Всего 31 десятина 1 537 квадратных саженей. Кроме того во владении прихода состоит неудобной земли 5 десятин 135 квадратных саженей.

Всего неудобной земли – 36 десятин 1 672 квадратных саженей. Средний доход с земли в 1916 году составил 136 рублей.

В приходе имелись школы: одноклассная церковноприходская школа и земское начальное училище. Церковная школа помещалась в церковной сторожке. В 1916 году в ней обучалось 56 мальчиков, 3 девочки. При церкви состоял церковный староста – крестьянин Евдоким Самсонович Губарев, священник – Василий Архипович Белозерский. От казны получает 294 рубля. Псаломщик – Иван Павлович Щеголев, от казны – 98 рублей. (Дренякин А. М. Белгород с уездом: ист.-стат. очерк. 1593–1886. Харьков, 1886. 69 с.)

В начале ХХ века на территории нынешнего Гостищевского поселения действовала еще одна церковь – храм Рождества Пресвятой Богородицы в селе Крюково, который был построен в 1790 году. В приходе действовали две школы – земская и школа грамоты. В это время в храме служили священник А. И. Потапов, диакон И. Н. Еровицкий, псаломщик В. Д. Панщенков. Церковь имела двадцать четыре десятины полевой и 9 десятин сенокосной земли.

Гостищевская школа была открыта в 1876 году по инициативе местного священника в крестьянской крытой соломой избе близ церкви. В избе была одна-единственная классная комната с пятью окнами, в ней стояло пять парт. Стены и потолок классных комнат выбелены, вентиляции не было, печь топили дровами, окна выходили на три стороны, причем проводящими в комнату свет можно было считать только четыре окна, так как одно окно находилось за печкой. Парты к росту были не приспособлены. Необходимых учебников и пособий почти не было.

С тремя классами занимался один учитель, Закон Божий преподавал священник. Закон Божий считался главным предметом в церковноприходской школе. Учащиеся – исключительно дети местных крестьян.

В 3-х классах школы обучалось 15–20 детей. В школе царила палочная дисциплина. Особенно был жесток священник. Школа охватывала обучением очень мало детей, поэтому в селе 80 % населения было неграмотным. После окончания 3-х классов дети нигде не учились; о среднем образовании и высшем никто не мог и мыслить. У учителя пятого класса жалованье 280 рублей, у законоучителя – 50 рублей. Сторожу за отопление и другие нужды расходовалось 29 рублей, владельцу избы – 10 рублей. Ежегодно занятия велись с 15 октября до 1 мая, ежедневные – с 9 часов до 14 часов, уроки часовые.

В начале 1900-х годов в селе Гостищево проживало 2 104 человека (1 088 мужчин и 1 016 женщин), было 284 двора, 3 двора (7 мужчин) без земельного надела, 126 дворов (почти половина) безлошадные.
Гостищево в годы советской власти
После установления советской власти в Белгородском уезде и освобождения его от интервентов и белогвардейцев началось строительство новой жизни.

В годы коллективизации произошел ряд перемен в административно-территориальном плане. В 1928 году нынешние сёла так называемой Гостищевской зоны входили в Белгородский и Корочанский районы. В этот период в сёлах начали образовываться товарищества и сельхозартели для коллективной обработки земли.

В 1928 году было завершено строительство нового здания школы. Прежде дети занимались в 2-х классных комнатах в здании церковно-приходской школы. Учили детей 2 учителя. Старое здание не могло вместить всех желающих детей, поэтому в селе началось строительство нового школьного здания. В новом здании были 3 просторные классные комнаты, большой коридор и учительская. В 1928 году в Гостищевской начальной школе обучалось примерно 120–130 учеников.

В 1929 году в Гостищево был организован колхоз «12-я годовщина Октября». Кто был первым председателем хозяйства, установить точно не удалось, но то, что осенью 1930 года сельхозартель возглавлял 25-тысячник Рябов подтверждено архивными документами (ЦДНИ БО. Ф. 4. Оп. 1. Л. 35): «…25-тысячники, работавшие в колхозах Гостищевской зоны на 15 сентября 1930 года: Рябов – с. Гостищево. Председатель колхоза, 96 дворов. С работой справляется. Политически выдержан».

В августе 1931 года была открыта семилетняя школа колхозной молодёжи (ШКМ). До этого времени после начальной школы только некоторые ребята могли продолжить учёбу в городе Белгороде.

В 1932 году после сева озимых культур в сёла были направлены сотни уполномоченных, которые «организовывали» вывоз из колхозов и от единоличников зерна нового урожая, хотя в личном пользовании колхозников хлеба почти не было: одни ничего не получили на трудодни, другие получили мизерно мало. Хлеб из колхозников выкачивался всю осень, зиму, включая начало 1933 года. «Саботажников» хлебозаготовок исключали из партии, отдавали под суд. В районы, где медленно шли хлебозаготовки, прекращался ввоз товаров, единоличники лишались земельных наделов.

7 июля 1932 года единоличная и колхозная торговля хлебом и сельскохозяйственными продуктами была запрещена и разрешена только в феврале 1933 года. Но это уже мало что изменило, так как проведенная хлебозаготовка лишила людей хлеба.

7 августа 1932 года принято постановление правительства «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении социалистической собственности». Народ прозвал это постановление «законом о пяти колосках», так как, согласно ему, могли быть наказаны те, кто срезал на колхозных полях вызревшие колосья ржи или пшеницы или собирал их после уборки урожая. Постановление предусматривало высшую меру социальной защиты – расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет.

В материалах «Белгородской правды» по Гостищевской зоне сообщалось: «Сторожем Я. Гостищевым был задержан Суворов, который украл с поля два снопа хлеба и нёс полное сито вышелушенного из колосьев зерна»…«На днях полевой объездчик Почернин Иван поймал Кононыхина, который нарезал полную фуражку колосьев и нарыл картофеля…».

Начался голод. Люди падали от голода прямо на улице. Есть было совсем нечего, поэтому ели грачей, кошек, собак, выкапывали корни лопуха... На полях люди (в основном – дети) перекапывали землю, собирали кожуру от картофеля или картофельные остатки, очистки от свёклы.

Колхозники стали сокращать посевные площади, так как не были уверены, что у них и дальше не станут отбирать весь хлеб. Вывод о том, что нет смысла убирать урожай, который им всё равно не достанется, привел к тому, что в сельском хозяйстве распространилась бесхозяйственность, выросли потери при уборке урожая.

Зимой 1933–34 годов голод вновь напомнил о себе. 1934 год стал завершающим годом голода во всей ЦЧО. Продовольственные трудности существовали и в последующие годы, но они уже не вызывали ни физического истощения, ни избыточной смертности.

18 января 1935 года ВЦИК РСФСР утвердил новую сеть районов Воронежской и Курской областей. Появился на наших землях Сажновский (с 22 октября 1950 года – Саженский) район с центром в селе Сабынино.

В январе 1935 года был образован новый Гостищевский район.

Во вновь образованный район вошли сельские Советы: Верхнеольшанский, Висловский, Гостищевский, Д.-Игуменский (Дальнеигуменский), Кривцовский, Мазикинский, Непхаевский, Петропавловский, Сабынинский, Сажновский, Хохловский, Шеинский и Шопинский.

В районе были восстановлены: Киселёвский, Крюковский, Н.-Оскоченский (Новооскоченский), Терновский, Ушаковский, Чурсинский, Шляховский и Озеровский сельсоветы.
1941–1943 годы
28 октября 1941 года в Гостищево вступили немецкие войска и стали устанавливать «новый порядок». Начался мрачный для села период – немецкая оккупация, которая длилась пятнадцать месяцев. Школа была занята немецкой жандармерией. Все наглядные пособия были уничтожены фашистами. Здание школы было огорожено колючей проволокой, охранялось полицейскими, никто не мог даже близко подходить к школе.

В декабре 1941 года в Хохловском лесу фашистами был уничтожен небольшой отряд советских воинов, в задачу которого входило отвлечь на себя внимание противника от основных сил наступавших. Все воины этого отряда погибли. На территории Курской области в прифронтовой полосе действовали резервные отряды: Сажновский, Белгородский, Шебекинский, Микояновский, Большетроицкий, Титовский и Валуйский, которые всю свою работу проводили в прифронтовой полосе совместно с воинскими частями и в ближайшем тылу противника.

Сажновский партизанский отряд под командованием начальника районного отдела НКВД Т. С. Матвеенко был сформирован в ноябре 1941 года в составе 22-х человек, выросший к весне 1942 года до 55-ти человек. Он вёл боевые действия против оккупантов в основном на линии фронта и в ближнем тылу противника, а также распространял листовки в оккупированных сёлах Сажновского, Корочанского и Белгородского районов до июля 1942 года.

За связь с партизанами были арестованы и казнены:

Акимов (Якимов) Василий Егорович. 30 декабря 1941 года арестован и расстрелян по подозрению в связях с партизанами;
Акимов (Якимов) Пётр Егорович. Учитель НСШ, бывший староста, арестован и расстрелян 30 декабря 1941 года по подозрению в связях с партизанами и невыполнении поставок продуктов для немецкой армии;
Беседин Дмитрий Васильевич. Арестован 5 января 1943 года и отконвоирован в город Белгород, судьба неизвестна;
Беседин Иван Абрамович. В марте 1942 года расстрелян в селе Гостищево;
Губарев Иван Тихонович. Член ВКП(б). Задержан в 1942 году как партизан во время облавы в Ушаковском лесу, отправлен в город Волчанск Харьковской области, где был расстрелян;
Исаев. Партизан, арестован в декабре 1942 года карательным отрядом, отправлен в город Белгород, судьба неизвестна;
Лычёв Михаил Егорович. В 1942 году расстрелян в селе Гостищево;
Сердюков Яков Иванович. Служащий райсберкассы и доротдела, член ВКП(б), арестован в сентябре 1942 года в селе Гостищево по подозрению в связи с партизанами, отконвоирован в город Белгород, судьба неизвестна.

8 февраля 1943 года Сажновский район был освобождён от фашистов, но линия фронта проходила недалеко.

23 марта 1943 года фронт на Белгородском направлении стабилизировался. Войска Воронежского фронта, перейдя к обороне, закрепились на рубеже Коренево, Краснополье, Гостищево и далее по левому берегу Северского Донца, образовав южный выступ Курской дуги.

По решению Государственного Комитета обороны от 8 июня 1943 года за № 3532 СС в Курской области должна быть построена в короткий срок железнодорожная линия Старый Оскол – Ржава, протяжением 95 километров, имеющая исключительное значение в обороне нашей страны.

Прифронтовым районам Белгородчины, в том числе и Сажновскому, обязывалось к 17 июня 1943 года мобилизовать для строительства 1 000 человек с лопатами, 100 человек с кирками, 500 человек с носилками и 50 подвод (с телегами, приспособленными для перевозки земли).
Мобилизованные рабочие должны иметь при себе две смены белья, продукты питания с расчётом на 20 дней, а также котелок или миску, кружку и ложку и постельные принадлежности для полевых условий.

Из числа мобилизованных рабочих создавались рабочие строительные отряды в количестве по 100 человек в каждом. Население Гостищево также было задействовано в строительстве железнодорожной линии Старый Оскол – Ржава, среди них Гаврилова, Акимова.

5 июля 1943 года, предприняв наступление на Курской дуге, немецко-фашистские войска частично оккупировали Сажновский район. В период июльских боёв 1943 года немецкая авиация подвергла село Гостищево сильной бомбардировке. В числе других зданий было разрушено и здание школы.

5 августа 1943 год в результате разгрома немецких войск в битве на Курской дуге территория Белгородчины была освобождена полностью. В этот день были освобождены Белгородский и Сажновский районы.

В 1943 году сразу после изгнания фашистов началось восстановление разрушенного хозяйства. На полях осталось бесчисленное множество неразорвавшихся мин и снарядов. Подрывался скот, гибли люди. В Сажновском районе бюро райкома ВКП(б) приняло решение о создании районной тройки для руководства по обезвреживанию заминированных участков и сбору взрывчатых веществ в составе: Ф. И. Книшенко – секретарь райкома, Б. П. Петров – райвоенкомат, В. А Петрунин – оперуполномоченный НКВД.

Бюро райкома поручило тройке создать в каждом сельсовете команды в составе 3–5 человек из опытных товарищей, инвалидов войны и договориться с военными частями о выделении специалистов-подрывников.

К разминированию привлекались и несовершеннолетние мальчишки. Неопытные и малообученные подростки гибли, получали ранения, становились калеками.

В 1944 году было восстановлено здание железнодорожной школы.

Из 500 гостищевцев, ушедших на фронт, 247 – не вернулись. На территории округа проживали 120 вдов, 67 ветеранов войны.

Уроженец хутора Дружный Беседин Николай Фёдорович удостоен звания Героя Советского Союза за добытые им сведения, которые помогли 309-й стрелковой дивизии, 40-й армии Воронежского фронта успешно форсировать Днепр.

2 августа 1968 года, отмечая 25-летие битвы на Курской дуге и учитывая боевые заслуги генерал-майора Виктора Григорьевича Лебедева в боях с немецко-фашистскими захватчиками летом 1943 года на территории Яковлевского района, исполнительный комитет Гостищевского сельского Совета решил присвоить звание почётного гражданина села Гостищево командиру 96-й танковой бригады им. Челябинского комсомола генерал-майору Лебедеву Виктору Григорьевичу.
Гостищево в 50-е и 90-е годы ХХ века
С 1950 года в стране началось укрупнение колхозов. Не остались в стороне от этого важного государственного почина и хозяйства Гостищевского и Сажновского сельских Советов (Сажновский район Курской области), на землях которых располагались 10 колхозов, которые после многочисленных реорганизаций станут одним большим хозяйством:

«Красный Восток», село Озерово Озеровского сельсовета;
«Серп и молот», деревня Волобуевка Озеровского сельсовета;
«Красный труженик» и «Политотделец», село Сажное Сажновского сельсовета;
«Объединение», село Чурсино Чурсинского сельсовета;
«Красный путь», деревня Клеймёново Чурсинского сельсовета;
«12-й Октябрь», село Гостищево Гостищевского сельсовета;
имени Калинина, деревня Новые Лозы Крюковского сельсовета;
«Новая деревня № 4», село Крюково Крюковского сельсовета;
имени Литвинова, деревня Рождественка Крюковского сельсовета.
14 июля 1950 года произошло первое укрупнение. Колхозы «Красный труженик» и «Политотделец» села Сажное Сажновского сельсовета объединились в одно хозяйство, а вновь образованный колхоз стал именоваться колхозом имени Калинина.

25 июля 1950 года общим собранием колхозников были объединены колхозы «Красный путь» и «Объединение» Чурсинского сельсовета. Новому хозяйству было присвоено наименование «Объединение».

9 августа 1950 года на базе хозяйств «Красный Восток» (село Озерово) и «Серп и молот» (деревня Волобуевка) был образован колхоз под названием «Красный Восток».

4 января 1951 года по желанию колхозников «12-й Октябрь» (село Гостищево) и имени Калинина (деревня Новые Лозы) создали новое хозяйство с названием «Путь к коммунизму», к которому вскоре по желанию колхозников были присоеденены земли колхоза имени Калинина Саженского района (так стал именоваться с 22 октября 1950 года Сажновский район).

6 января 1951 года на землях Крюковского сельского Совета на базе двух хозяйств (имени Литвинова (деревня Рождественка) и «Новая деревня № 4» (село Крюково) было образовано новое хозяйство «Победа».

В связи с образованием Белгородской области (6 января 1954 года) Саженский район оказался в её административных границах.
16 июня 1954 года в соответствии с Указом Верховного Совета РСФСР «Об укрупнении сельских Советов» к Гостищевскому сельскому Совету были присоединены земли Крюковского сельского Совета, в связи с чем Крюковский сельский Совет прекратил своё существование.

26 декабря 1957 года колхоз имени Булганина Гостищевского сельсовета был переименован в колхоз «Путь к коммунизму».

6 февраля 1963 года колхоз «Путь к коммунизму» Гостищевского сельского Совета стал именоваться колхозом «Луч».

5 февраля 1965 года колхоз «Маяк» был переименован в колхоз имени Ленина.

30 ноября 1966 года к колхозу имени Ленина были присоединены земли колхоза «Луч».

До 1964 года земли сёл Озерово, Сажное, Чурсино, Клеймёново, деревни Волобуевка обрабатывал колхоз им. Калинина, который в 1964 году был переименован в колхоз имени Ленина. В 1966 году колхоз имени Ленина объединился с колхозом «Луч» (село Гостищево) с целью организации спецхоза по развитию овцеводства. На объединённом собрании были избраны руководящие органы хозяйства, а председателем колхоза имени Ленина колхозники «сосватали» Попова Андрея Борисовича (Серых С. Пути крестьянские. Из истории земель Яковлевского района. Белгород: Крестьянское дело, 2007. С. 302).

В новом колхозе (спецхозе) намечалось к 1970 году иметь 10 000 овцематок, а общее поголовье должно составлять 22 000 голов. Намечалось, что новое хозяйство будет продавать государству 520 центнеров шерсти и 4–4,5 тысяч центнеров баранины.

Колхоз им. Ленина специализировался на овцеводстве. За период с 1971-го по 1991 год было продано 6 231, 3 центнера шерсти.

В 1969 году колхоз имени Ленина построил гараж с котельной, ветлечебницу, теплосети, овчарню на 800 голов, появились асфальтовые и бетонные проезды.

В 1980–1981 годы колхоз имени Ленина строит для колхозников жилые дома.

По итогам выполнения планов по продаже государству продуктов животноводства колхоз имени Ленина занимал ведущее место в районе, за что большая группа колхозников была удостоена государственных наград.

Орденом Ленина была награждена доярка А. Р. Беседина. Орденом Трудового Красного Знамени: А. И. Губарев, В. Я. Волобуев, Н. И. Озерова, С. Г. Рязанова, М. Н. Давыдова.

С 1982 года правление колхоза стало заключать договоры с колхозниками, рабочими и служащими на доращивание крупного рогатого скота и свиней в приусадебных хозяйствах. В «Книгу почёта» занесены лучшие колхозники, награждённые почетными грамотами. Среди них Литвинова Варвара Борисовна, рядовая колхозница бригады № 3, работала в колхозе с 1930 года. Помогала правлению колхоза вести борьбу со всеми нарушителями трудовой дисциплины.

Одним из лучших в развитии колхоза имени Ленина можно считать 1990 год. В тот год колхоз имел 8 787 гектаров сельхозугодий (в том числе пашни 6 887 гектаров), сенокосов 124 гектара, пастбищ 1 769 гектаров, прудов 20 гектаров, приусадебных участков 326 гектаров и орошаемых земель 405 гектаров.

Располагая большой площадью сельхозугодий и разумно используя вверенную хозяйству землю, в колхозе к 1990 году были достигнуты неплохие результаты в развитии растениеводства и животноводства.

В упомянутом году было намолочено 100 994 центнера зерна, накопано 187 836 центнеров сахарной свёклы и 27 381 центнер корнеплодов. Для общественного животноводства было заложено 125 601 центнер силоса и 32 155 центнеров сенажа. Накопано было 410 центнеров картофеля.

Кроме перечисленного, было в достатке заготовлено сена и соломы. Хороший сбор зерна и заготовленные в достатке корма дали возможность колхозу содержать 1 959 голов крупного рогатого скота (в том числе 700 коров), 314 голов свиней, 41 лошадь и 11 397 голов овец.

Специализируясь с конца 60-х годов на овцеводстве, колхозом с 1971-го по 1991 год было продано 6 231,3 центнера шерсти.

Председатели колхоза: Попов Андрей Борисович после войны работал председателем колхоза «Красный Восток» Озеровского сельсовета. После укрупнения хозяйств в Саженском районе он возглавил колхоз имени Калинина, теперь уже Саженского сельсовета. В середине 60-х годов, ко времени появления Яковлевского района, в сводках газет значится уже колхоз имени Ленина, а в декабре 1966 года прошло объединительное собрание сельхозартелей имени Ленина и «Луч». Остался колхоз имени Ленина, который возглавил Попов Андрей Борисович. С должности председателя А. Б. Попов ушёл в феврале 1973 года.

Мельников Михаил Леонтьевич являлся председателем колхоза с 1973-го по 1976 год, а затем с 1993-го по 1996-й вторично возглавил теперь уже СПК (сельскохозяйственный производственный кооператив) имени Ленина.

Свиридов Николай Степанович руководил колхозом имени Ленина с 1976-го по 1981 год.

Бабакин Николай Яковлевич председательствовал с 1981-го по 1993 год.

В 1954 году в Гостищево была построена средняя школа. Среди выпускников Гостищевской средней школы немало медалистов. С Золотой медалью школу окончили: 1974 год – Щербакова Ольга Викторовна; 1976 год – Луценко Лариса Дмитриевна; 1981 год – Беседина Ольга Ивановна и др., 11 учащихся окончили школу с серебряной медалью, из них: 1959 год – Таращенко Инна Васильевна, Тарарыв Анатолий Васильевич; 1961 год – Однорал Владимир Егорович; 1962 год – Комаева Валентина Кузьминична; 1965 год – Лычёва Нина Михайловна и другие.

В памяти односельчан остался и талантливый художник, скульптор Беседин Анатолий Ефимович. Анатолий Ефимович родился в голодном 1933 году. Нелёгким было его военное детство. Он рано познал тяжесть крестьянского труда, работал и учился одновременно. Анатолий любил рисовать, а потом увлёкся скульптурой.

С годами он отработал технику и свою особую линию, по которой узнаётся рука мастера. Анатолий Ефимович имел доброе сердце, богатое воображение, он старался в каждую скульптуру вселить свою душу, изваять так, чтобы не было рядом равнодушных взглядов, чтобы каждый человек увидел в ней жизненный срез, прочувствовал горечь утрат и радость нелёгких побед.

За свою нелёгкую жизнь А. Е. Беседин оставил людям богатое наследие – 11 памятников по Гостищевскому сельскому округу и бесчисленное множество картин, натюрмортов, этюдов. Все его работы посвящены землякам. Оно ярко и самобытно отражает различные моменты его жизни и события в стране.

Жизнь этого замечательного человека, который любил жизнь во всём её многообразии и всё прекрасное на земле старался запечатлеть на бумаге, холсте, в камне, внезапно оборвалась 25 сентября 1996 года.
Библиотека села Гостищево начиналась с избы-читальни в годы коллективизации. Первым её библиотекарем был И. И. Рыбалин. С октября 1941-го по 1943 год село находилось в немецкой оккупации, и библиотека была закрыта.

С 1950 года в библиотеке работали Н. Г. Русанова, Е. И. Ерёменко, Р. И. Ладыгина. Библиотека обслуживала как взрослое население, так и детей. В связи с тем что население росло, рос фонд библиотеки, возникла необходимость разделить библиотеки на взрослую и детскую, что и было сделано в 1953 году.

Поскольку село в 1958 году стало райцентром, то и библиотека стала районной. В 1963 году, когда был расформирован район, библиотека стала сельской. В 1977 году после централизации взрослая библиотека стала филиалом № 1, а детская – филиалом № 2 Яковлевской ЦБС, которыми являются и поныне.

Гостищевский сельский филиал № 1 насчитывал около 15-ти тысяч единиц книжного фонда, выписывал 20 наименований журналов и газет; филиал № 2 имел 12 тысяч книг и брошюр, очень хорошую подписку: 35 экземпляров журналов и газет для детей и подростков.

В 1994 году начался капремонт здания библиотеки. В это время часть занимаемой ею площади была передана отделению милиции. Капитальный ремонт завершился в 1996 году.
В 80-е годы Гостищево входило в число крупных населённых пунктов Яковлевского района. На его территории находились типография, кирпичный завод, хлебоприёмное предприятие, нефтебаза, Дом быта, маслозавод, пекарня, аптека, комбинат коммунальных предприятий, школа, больница. Заготовительная база имела сырьевой склад, бойню и колбасный цех, вела заготовку сырья по 16-ти видам.

Строились новые дома. В 1982 году было сдано жилья общей площадью 3 880 квадратных метров. В эксплуатацию вступил водопровод протяжённостью 22 километра. Построено 7 километров дорог с твёрдым покрытием и начато строительство привокзальной площади.

В 1984 году на территории Гостищевского сельского Совета имелось 13 предприятий торговли и общественного питания.

В период с 1988-го по 1991 год Гостищевский сельский Совет возглавлял Н. В. Беседин.

В конце 80-х население Гостищевского сельского Совета располагало 692-мя радиоточками, 212 семей имели телефоны.

Ежемесячно почтальоны доставляли жителям 43 296 экземпляров периодических изданий. В больнице работало 30 медработников. Только за первое полугодие 1988 года было принято 9 213 пациентов.

Ясли-сад посещали 110 детей.

В конце 80-х – начале 90-х годов сельским Советом выделялось много участков под индивидуальное строительство. Начали появляться первые частные предприятия. В 1991 году образовалось малое строительное предприятие «Усадьба» по ремонту и строительству жилья, производству строительных материалов.

Крюково
Десятая ревизия в 1858 году записала в этой деревне Белгородского уезда «230 душ мужск. пола». По документам подворной переписи осени 1884 года: Белгородского уезда Шопинской волости деревня Крюкова, Лесная тож – 99 дворов крестьян государственных душевых («прежде были четвертными, на души перешли в 1846 году»), 692 жителя (349 мужчин, 343 женщин), грамотных 15 мужчин и 6 женщин из 13 семей, учащиеся мальчик и девочка из 2 семей (школа в 12-ти верстах); земельный надел 898,8 десятины («50 десятин мела, 150 десятин «солончаков», остальное чернозём»), в том числе 122,3 десятины леса, у крестьян – 124 рабочих лошади, 112 коров, 678 овец и 98 свиней. 5 дворов держали пчёл – 46 ульев; в деревне – 9 «промышленных заведений» и кабак. «Деревня расположена в лесу, за которым начинается пахотная земля, самая дальняя полоса которой отстоит от усадьбы на 6 вёрст... Под железную дорогу отчуждено 18,5 десятины земли, по 80 рублей, причём треть денег поступила в казну, а две трети общество получило на руки и разделило по ревизским душам... Лес строевой остался только у немногих богатых крестьян, кроме того, на усадьбах есть сады... Из промыслов особенно развиты подёнщина на железной дороге и плотничество... В деревне есть малограмотный солдат, у которого душ 5 ребятишек учатся читать и «подписывать свою фамилию».

В 1890 году в дереревне Крюково Белгородского уезда – 741 житель (368 мужчин, 373 женщины).

В XIX веке в центре Крюково «на огороженном участке» построили деревянную церковь Рождества Пресвятой Богородицы, возле неё дом священника и хозяйственные постройки, поблизости 4 пруда.

В начале 1900-х годов в Крюково – 129 дворов, 848 жителей (419 мужчин, 429 женщин), 46 безлошадных дворов с наделами земли.

С июля 1928 года село Кюково – в Гостищевском сельсовете Белгородского района.

На 1 января 1932 года – в селе 982 жителя. В 1930-е годы в Крюково закрыли церковь (служба возобновилась в 1947 году).

В январе 1935 года был образован новый Гостищевский район. Крюково осталось в Гостищевском сельсовете.

В декабре 1962 года Гостищевский район «был ликвидирован». В январе 1965 года образовали Яковлевский район и село Крюково вошло в Гостищевский сельсовет нового района.

На 17 января 1979 года – в селе Крюково 311 жителей, на 12 января 1989 года – 186. В старую деревянную церковь села Крюково собираются верующие всех окрестных сёл. В 1995 году в Крюковской начальной школе всего несколько учеников и учительница, школа разместилась в здании бывшего клуба, здесь же медпункт.

Сохранились в Крюково три пруда, которые славились на всю округу, но без ухода стали «мало похожи на былую гордость села».
Станция Сажное (посёлок)
Станция Сажное расположена в восточной части Яковлевского района, в 15-ти километрах восточнее районного центра – города Строитель, в 32-х километрах севернее областного центра – города Белгорода. Через посёлок проходит железнодорожная магистраль Москва – Симферополь с остановочной станцией одноимённого названия, обеспечивая связь с областным центром, с пригородным железнодорожным сообщением. Кроме того, связь с районным и областным центром осуществляется по шоссейным дорогам местного и союзного значения.
Посёлок находится на возвышенности между двух рек. В 4-х километрах от посёлка с западной стороны протекает река Липовый Донец (вдоль реки расположено село Рождественка), в 4-х километрах от посёлка с восточной стороны протекает река Саженский Донец (вдоль реки расположено село Озерово).

Поверхность земли в основном равнинная, относится к южным отрогам Средне-Русской возвышенности. Высота над уровнем моря в пределах 200 метров для рельефа местности характерна густая овражно-балочная сеть, большая глубина балок, оврагов и речных долин.
Климат характеризуется как умеренно-континентальный.

Заселение станции Сажное началось после открытия движения по железной дороге Курск – Харьков – Азов.

Концессия на строительство дороги, получившей название Курско-Харьково-Азовской, была предоставлена рязанскому 1-й гильдии купцу С. С. Полякову. Он же занял и пост председателя учреждённого акционерного общества дороги. Правительство предоставило Полякову ссуду 9 миллионов рублей. На участке от Курска до Харькова, протяжённостью в 224 километра, только земляных работ предстояло выполнить более 10-ти миллионов кубометров, а о строительной технике не могло быть и речи, ибо её в то время ещё не было. Весь расчёт строился на ручном труде, главными орудиями которого являлись лопата, заступ, носилки да тачка. И, несмотря на огромные потребности в рабочей силе, недостатка в ней не было. Нужда гнала сюда массу людей. На строительство привлекли и арестантские роты заключённых, которые были самой дешёвой рабочей силой.

Пользуясь безвыходным положением бедняков, подрядчик эксплуатировал их нещадно. Он выжимал из рабочих всё до капельки, а на оплату был скуп. За выемку кубической сажени грунта (почти 10 кубометров) до глубины 2-х метров платил всего рубль, а за выемку с большей глубины, где работали уже с тачками, добавлял еще 60–70 копеек. Тяжёлые условия труда и быта строителей уносили немало жизней.

Людей нагнали массу, и потому строительство шло здесь довольно быстро, невиданными темпами. Уже 13 апреля 1869 года из Белгорода в Санкт-Петербург была отправлена телеграмма: «Министру путей сообщения Мельникову П. П. Имеем честь почтительнейше донести вашему высокопревосходительству, что поезд, вышедший сегодня из Курска в 6 часов утра, прибыл благополучно в Белгород в 12 часов дня. В поезде находились начальник Курской губернии и предводитель дворянства. Дальнейшая укладка производится успешно, все работы по пути до Азовского моря продолжаются деятельно. Инженеры Кереновский, С. Поляков». Такой текст телеграммы был продиктован тем, что П. П. Мельников был не только министром, но являлся также известным в России инженером, по проекту которого строилась Курско-Харьково-Азовская железная дорога, пролёгшая через Белгород.

Первый поезд пришёл в Белгород при большом стечении народа. Кроме горожан собралась масса крестьян, приехавших не только из ближних сёл, но даже из других уездов. Пришли посмотреть на «чугунку», на приземистую, с дымящейся высокой трубой и выпускающую клубы пара диковинную машину Шнейдеровского заграничного производства, которая с грохотом мчала вереницу небольших вагонов с грузом до 300 тонн. По тому времени невиданная силища. 3 июля 1869 года председатель комиссии по приёмке дороги инженер Траве телеграфировал министру путей сообщения: «Освидетельствование участка дороги от Курска до Харькова произведено. Комиссия нашла возможным открыть по нему движение шестого сего месяца одним пассажирским и двумя товарными поездами с каждого конца дороги...» (Гончаренко Ю. И. Белгородский железнодорожный узел / Ю. Гончаренко // Белгородский численник. Белгород, 1993. С. 105–106; Мишакина Е. Е. Отражение экономического развития Белгородчины середины 19-го – первой половины 20-го века в документальных источниках Белгородского государственного историко-краеведческого музея // Областные краеведческие чтения: сб. материалов. Белгород, 2010. С. 49).
Хотя железная дорога была построена в 1869 году, активного заселения вдоль неё ещё не было. По преданию, в 1880 году первыми поселенцами на будущей станции Сажное стали помещик Гриненко и мещанин С. Ф. Нечаев, женившийся на дочери богатого помещика из Кузьминки. Из построек на станции стоял только деревянный вокзал, обнесённый трёхметровым забором. Нечаев построил большой двухэтажный дом. Заселяться станция начала в основном в 90-е годы XIX века. Кругом стоял лес, его вырубали и строили дома.

Нечаев занимался садоводством (несколько деревьев этого сада сохранились до наших дней) и животноводством: разводил породистых свиней, крупный рогатый скот, лошадей. Рядом с Нечаевым находилась усадьба помещика Гриненко, владельца масло-молочного завода. Сельскохозяйственную продукцию продавали в дальние сёла. Приезжали на телегах и сами покупатели. Работникам Гриненко и Нечаева зарплата выдавалась еженедельно. Во время революции дом Нечаева был разграблен, но в годы НЭПа владелец смог восстановить своё хозяйство, построил новый дом, открыл торговую продовольственную лавку.

По рассказам старейших железнодорожников, до 1900 года станция Сажное называлась Кустарной. Скорее всего, Кустарной станция называлась потому, что здесь было много небольших предприятий кустарей, изготавливающих упряжь для лошадей, бочки. На станции находился лесоторговый склад. При вокзале было торгово-багажное отделение.
Начало XX века
На основании «высочайше утвержденных 24 января 1900 года правил по почтовой части» с 1 марта 1906 года весь Белгородский уезд в почтовом отношении обслуживался правительственными почтовыми отделениями, уже до того времени открытыми в имениях Томаровка и на станции Сажное (Кустарная). Движение почты из местной Белгородской почтово-телеграфной конторы в правительственные почтовые отделения и обратно в контору совершались два раза в неделю – по вторникам и пятницам, в часы, указанные на особом расписании управы. Развозка почтовой корреспонденции по трактам совершалась за счёт земства на лошадях (Губернские вести, 1906 // ГАБО).

В начале XX века (1900–1901) станцию переименовали из Кустарной в Сажное, потому что на железной дороге была уже ещё одна станция с таким же названием, и в документации отправлений нередко случалась путаница. Станция Сажное явилась как бы продолжением села Сажное и входила в Белгородский уезд Курской губернии.

В царские времена станция Сажное прославилась своей водой. На станции шёл набор воды в поезда Южного и Московского направлений. Воду в водонапорную башню накачивали, да и до сих пор накачивают из родника села Озерово. Вода эта отличается удивительным вкусом. Останавливался для заправки всегда и царский поезд.

По преданию, однажды во время поездки, Николай II вышел на платформу и остался очень доволен водой, которой его угостили, а угощал его хлебом-солью и водой Ткаченко Лазарь Егорович. После этого озеровскую воду не раз привозили царю в столицу.
Первым начальником вокзала был Озеров Николай Леонович, уроженец села Озерово. Дело его продолжил сын – Озеров Пантелей Николаевич. До сегодняшнего дня сохранилось удостоверение П. Н. Озерова – ученика телеграфной школы – и свидетельство об окончании железнодорожного училища при станции Лозовая Павлоградского уезда Екатеринославской губернии.

В 1929 году объявили заселение станции Сажное и появились первые переселенцы из села Озерово и села Крюково. Так стала заселяться ул. Привокзальная.

Село Крюково в то время, когда была построена церковь, было одним целым с селом Рождественка и называлось селом Чермашное. Лес рядом с селом тоже носил название Чермашной.

По легенде, село Тетеревино, находящееся недалеко от станции, было названо так потому, что там был тетеревиный ток, и царь Пётр I ездил туда на охоту. И когда началось заселение, говорили: «селюсь на тетеревинах».
Установление советской власти
30 октября 1917 года в Белгороде взяли власть в свои руки Советы. По всему Белгородскому уезду были посланы от Белгородского района представители для установления советской власти.

После 1917 года возникла необходимость пересмотра прежнего административно-территориального деления.

27 января 1918 года Совнарком издал декрет «О порядке изменения границ губернских, уездных и прочих». Этим декретом местным Советам предоставлялась полная самостоятельность в решении вопроса административно-территориального деления. Этот процесс был задержан немецко-гайдамацкой оккупацией в 1918 году. Германские войска и контрреволюционные гайдамаки в марте 1918 года заняли Гайворонский, Белгородский и частично Корочанский уезды.

Ноябрьская революция в Германии (1918) ускорила изгнание оккупантов с нашей территории. В мае 1918 года было заключено перемирие, установлена демаркационная линия, проходившая по Белгородской территории в районе Прохоровки – Сажное. В конце 1918 года Белгородский уезд был полностью освобожден.

В ноябре 1918 года на Белгород двигались казачьи и офицерские части генерала Корнилова, отходившие на юг после разгрома их под Петроградом. Против корниловцев белгородские большевики мобилизовали все силы. Корниловцы отступили на Герцевку, высадились и пешим строем пошли в обход, пытаясь пройти к станции Сажное. Но на полях села Крапивенское в бою с матросами и красноармейцами основные силы корниловцев были разгромлены.

Во второй половине 1919 года территория Белгородчины была захвачена деникинскими войсками. Деникинцы всеми силами пытались прорваться к Москве. И железная дорога становится настоящим плацдармом боевых действий. В районе станции Сажное вели боевые действия против красных бронепоезда Добровольческой армии «Офицер», «Дмитрий Донской» и «Грозный».

Во время гражданской войны на территории Белгородчины создавались партизанские отряды. В Сажном действовал партизанский отряд во главе с Литвяковым Антоном Егоровичем, уроженцем села Рождественка.

Родился Антон Егорович в 1886 году в бедной многодетной крестьянской семье в селе Рождественка, ныне Яковлевского района Белгородской области. В 1905 году был призван на действительную службу и дослужился до командира отряда. Был трижды ранен, за боевые заслуги награждён крестами и медалями. После революции офицер царской армии Литвяков перешёл в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. В 33 года возглавил партизанский отряд. Свои золотые награды отдал на восстановление экономики советской России. Враги обманом заманили молодого командира в ловушку и жестоко расправились с ним. В 1930-м году именем героя был назван колхоз, а позже одна из улиц станции Сажное. На этой улице до 2009 года жили его племянницы Грибкова Клавдия Матвеевна и Анциферова Зинаида Кирилловна.

Борьба молодой Советской Республики велась с врагами всех мастей. 19 декабря 1919 года был освобождён от деникинцев Белгород, а 20–21 декабря 1919 года – станция Сажное.

1920–1930-е годы
Разрушительные последствия Гражданской войны существенно подорвали экономику нашего края: были разрушены предприятия, железнодорожный транспорт, разорению подверглись тысячи крестьянских хозяйств. На территории Белгородской области свирепствовали голод и эпидемия тифа. К концу 1920 года мелоизвестковые и сахарные заводы вырабатывали всего от 3 до 5 % продукции от уровня 1913 года. Была остановлена работа почти всех маслобойных, кожевенных, винокуренных заводов, мельниц и электростанций. Посевная площадь, в сравнении с 1913 годом, уменьшилась наполовину, резко упала урожайность полей, количество лошадей в сельском хозяйстве сократилось в три с лишним раза. Не хватало самого необходимого: хлеба, мяса, одежды, обуви.

Основное население жило, в основном, в окрестных сёлах – Волобуевке (там был очень крупный колхоз, 10-летняя школа, клуб. Село было электрифицировано в числе первых), Озерово, Рождественке (сельчане сами сделали запруду и обеспечили своё село электроэнергией). Станция представляла собой населённый пункт с очень малочисленным населением. В основном, здесь жили железнодорожники – путевые обходчики, семья начальника станции, железнодорожные мастера, которые проживали в казарме. В народе казарму железнодорожников называли Хомина будка.

Начальником станции с 1920-го по 1933 год был Чернов Михаил Логвинович. С 1933-го по 1941 год – Озеров Пантелеймон Николаевич.
Политический и экономический кризис в регионе в значительной степени смягчила новая экономическая политика, принятая в марте 1921 года на X съезде РКП(б). Стержнем НЭПа явилась замена продразверстки натуральным продовольственным налогом и разрешение крестьянам свободно продавать излишки сельхозпродуктов.

Осуществление новой экономической политики началось в чрезвычайно неблагоприятных условиях. Топливный кризис превращал города и посёлки в скованные стужей, почти безжизненные нагромождения домов. Он обострял и транспортный кризис, вызванный полной изношенностью парка вагонов и паровозов. Поезда ходили редко, ползли медленно, без расписаний. На станциях скапливались огромные толпы голодных и полураздетых людей. Всё это усиливало продовольственный кризис.

В 20-м году по всей волости возникают коммуны и артели по обработке земли, а также товарищества по производству самана, кирпича, с/х орудий труда.

Большую помощь крестьянству в проведении посевной кампании, в восстановлении разрушенного хозяйства оказывали рабочие промышленных предприятий и железнодорожного транспорта. Рабочие сахарных заводов, железнодорожных мастерских и других промышленных предприятий формировали и направляли в деревню отряды и группы по оказанию помощи крестьянам в ремонте сельскохозяйственного инвентаря, в организации работы кузниц. В результате весной 1921 года было засеяно 75 % земель.
В июле–августе 1920 года в уездах прошли «Недели крестьянина». Во время их проведения оказывалась помощь семьям погибших красноармейцев и бедноте. Вместе с крестьянами трудились рабочие промышленных предприятий. В Белгородском уезде рабочие станции Белгород в дни «Недели крестьянина» оборудовали вагон-кузницу и провели ремонт сельхозинвертаря в Гостищево, Сажном, Беломестном.
Важным рычагом в восстановлении хозяйства являлась торговля. В первые годы НЭПа важнейшим звеном в её организации являлась кооперация. В регионе была создана целая сеть государственных и кооперативных торговых предприятий.

Станция Сажное становится центром торговли для окрестных сёл. Здесь садились с продуктами в дачный поезд, чтобы торговать в Белгороде, сюда же привозили продукты из других сёл. Именно в годы НЭПа помещик Нечаев смог восстановить разграбленное во время революции хозяйство, построил новый дом, открыл торговую продовольственную лавку. Торговал своей продукцией – мясом, салом, молочными продуктами, излишками зерна.

К началу 1922 года в основном была отменена карточная система снабжения, существовавшая в годы Гражданской войны.

Был осуществлён ряд мер по увеличению доходов государства: прекращено оказание бесплатных хозяйственных услуг населению и введена плата за пользование транспортом, оплата услуг почты, телеграфа, коммунальных учреждений и т. д. Кроме того, с населения стали взиматься прямые и косвенные налоги (продналог, промысловый налог, гербовый сбор, налог за регистрацию актов гражданского состояния). Взамен обесценившихся и фактически уже отвергнутых оборотом сов. знаков в 1922 году был начат выпуск новой денежной единицы – червонцев, имевших золотое содержание и курс в золоте (1 червонец = 10-ти дореволюционным золотым рублям = 7,74 г чистого золота).
Восстановление хозяйства повлекло за собой и развитие станции Сажное. 20 мая 1922 года было «устроено акционерное общество «Хлебопродукт» с целью закупки у крестьян сельскохозяйственной продукции и снабжения ею рабочих городов, крестьян потребляющих губерний и армии. На местах в его ведении – ссыпные пункты, лабазы, мельницы»– (в будущем – Заготзерно). Станция Сажное стала крупным железнодорожным товарно-разгрузочным участком.

В 20-е годы на станции Сажное располагались лесоторговый склад, плодоовощное и зернохранилище, пункт приёма свёклы, склад минеральных удобрений, ремонтные мастерские, водонапорная башня, угольный склад, прожектор, забор воды. На станции разгружали и загружали товарные вагоны, чистили паровозы от шлака.

По всей стране идет борьба за ликвидацию неграмотности. Открываются пункты по ликвидации неграмотности, школы 1-й и 2-й ступеней, курсы обучения грамоте, избы-читальни. Изба-читальня возникла в селе Озерово. Там же находилась и школа 1-й ступени.

1924 год – засуха. Засуха привела к недороду. Из-за необеспеченности кормами крестьяне за бесценок сбывают скот.

30 июля 1925 года при Белгородском Уисполкоме создана комиссия по выселению помещиков из их имений.
Хлебозаготовки
В конце 1927-го – начале 1928-го года власти столкнулись с серьёзным хлебным кризисом. Урожай хлеба в 1927 году был значительно ниже, чем в 1926 году, резко снизились закупочные цены. Хлебозаготовки начались при сильном нажиме на крестьян, отказывавшихся продавать хлеб по снизившимся ценам. Государство расценило нежелание крестьян продавать хлеб государству по низким ценам как усиление классовой борьбы в деревне, саботаж кулаков.

Из центральных областей России на станции стали появляться «мешочники» и торговцы хлебом. Повсеместно была запрещена частная торговля на рынках зерном и мукой, торговцев хлебом судили как спекулянтов.

В 1928 году страна получила хлеба ещё меньше, чем год назад. В феврале 1929 года в городах снова введены продовольственные карточки. Власти закрыли большинство частных лавок и мастерских, квалифицировав их как «капиталистические предприятия».

Весной 1928 года партийные активисты пошли по дворам с целью выявления хлебных запасов. Крестьян стали привлекать к ответственности по статьям 107, 61, 105, 60. У крестьян насильно отбирали товарные излишки хлеба, нередко и запасы, необходимые для потребления и посева. При этом хлеб отбирали не только у зажиточных крестьян, но и у бедняков.

В хлебозаготовительную кампанию 1929 года чрезвычайные меры стали применяться особенно широко и жестоко.

Недовольство крестьян нередко выливалось в прямые нападения на уполномоченных и активистов хлебозаготовок. Так, в селе Чурсино крестьяне избили хлебозаготовителей и председателя сельсовета.

В деревне Волобуевка Озеровского сельсовета Белгородского района Ф. А. Волобуев – «крупный кулак» – отказался впустить во двор хлебозаготовителей, а на прибывшего по вызову милиционера набросился с ножом.

В ходе хлебозаготовительной кампании обнаружился недостаток складских помещений. Большие залежи собранного хлеба оседали на железнодорожных станциях. «На станции Прохоровка склады и элеваторы загрузили зерном до такой степени, что принимаемый хлеб стали складывать под открытым небом на брезент». Не лучше обстояло дело с хранением зерна и на станции Сажное.

4 августа 1929 года в «Белгородской правде» было опубликовано сообщение о первом выезде культбригады Белгородского окрпрофбюро в сёла Сажное, Озерово, Чурсино, «где проведены митинги, прочитаны доклады и продемонстрированы кинокартины об осенне-посевной и уборочной кампаниях в колхозах».

2 декабря 1929 года в речи на конференции аграрников-марксистов И. В. Сталин провозгласил переход от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулаков к ликвидации кулачества как класса. Работавшая в то время комиссия во главе с В. Молотовым разделила кулаков на три категории: в первую вошли те, кто занимался «контрреволюционной деятельностью», во 2-ю – те, что являлись «в высшей степени эксплуататорами и тем самым содействовали контрреволюции». Те и другие подлежали аресту и выселению в отдалённые районы страны. Кулаки третьей категории, признанные «лояльными по отношению к Советской власти» переселялись на необработанные земли в пределах своей области или края.

Начались чистки под девизом «вышвырнуть всех классово-чуждых очередная задача колхозников». «Вычищались» бывшие торговцы, полицейские, церковнослужители, просто «разлагающие элементы» и крестьяне, имеющие более-менее зажиточное хозяйство.

Станция Сажное стала местом погрузки в товарные вагоны «живого груза» – семей раскулаченных, которых отправляли на Север. 10 марта 1930 года со станции Белгород отбыл эшелон № 310, увозивший на север 330 крестьянских семей. Через два дня – второй эшелон. В них находилось 1 937 крестьян и почти полторы тысячи детей. Под раскулачивание попало много крестьян из села Озерово. Так, семья Озеровой Марии Петровны имела в хозяйстве лошадь и забор, за что её родители были раскулачены, выселены в Сибирь, где и погибли. Дети (3 сестры) остались в селе, вынуждены были побираться, с детства работать «в наймах». Крестьян раскулачивали комиссии из своих же односельчан.

Во время голода 1932–33 годов на станции Сажное останавливались поезда, с которых каждый день во время стоянки снимали распухших от голода людей. Здесь же, в помещении вокзала, они и умирали. Во всех областях, поражённых голодом, была запрещена продажа железнодорожных билетов.
Саженская МТС
25 апреля 1929 года на станции Сажное организована первая в Белгородском округе машинно-тракторная станция (МТС), которая просуществовала вплоть до 1989 года.

Газета «Белгородская правда» писала, что «направленная сюда колонна из 43-х тракторов должна была «показать полную жизненность и целесообразность использования механизированного инвентаря для преобразования распылённых крестьянских хозяйств в крупные обобществленные хозяйства».

В 1935 году в Саженской МТС было тракторов – 58, комбайнов – 4, молотилок – 37, плугов тракторных – 65, сеялок – 72, автомашин грузовых – 11, легковых – 1.

Директором МТС стал Давыдов Фёдор Харитонович, начальником политотдела – Клочко. Начальник политотдела активно участвовал в организации колхозов, получал трактора, получил служебную машину. В 30-е годы Саженской МТС руководил А. Юрьев, а агрономом был Мальцев.

МТС – крупное государственное социалистическое сельскохозяйственное предприятие, оснащенное машинами для технической и организационной помощи колхозам. МТС сосредоточивали основные орудия сельскохозяйственного производства (тракторы, комбайны и другие сельскохозяйственные машины) для обслуживания колхозов Обслуживание колхозов МТС происходило на основе договорных отношений.

Основной производственной единицей МТС была тракторная бригада. Обычно МТС имели 10–20 тракторно-полеводческих бригад, до 100 тракторов, более 30-ти зерноуборочных комбайнов, паровые молотилки, почвообрабатывающую и посевную технику. Также МТС располагали механической мастерской, нефтебазой, складскими помещениями, грузовым автотранспортом, общежитиями для механизаторов-ремонтников.

Но МТС являлись не только материально-технической базой колхозов, но и основным проводником правительственной политики в деревне. По решению январского (1933) объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) в МТС создавались политоделы (чрезвычайный орган партии). Руководство МТС в лице директора и начальника политотдела решало фактически все вопросы, связанные с жизнью колхозной деревни. Политотделы МТС действовали два года. В задачи политотделов входил общий контроль за работой машинно-тракторных станций, а главное – борьба с кулаками, вредительством и саботажем. Партийные документы и выступления Сталина ориентировали политотделы на использование в деревне чрезвычайных мер для выполнения хлебозаготовок, политотдельцы обязаны были очистить МТС и колхозы от «антиобщественных и классово-враждебных элементов». Таким образом, они сочетали функции партийно-политических и хозяйственных органов, а также карательных в лице заместителя начальника политотдела по ОГПУ. Впрочем, деятельность политотделов вовсе не сводилась к репрессиям – они помогали организовать социалистическое соревнование, рационально распределять силы на главных участках производства.

Саженская МТС издавала свою многотиражную газету «За колхозный труд» (орган политотдела Саженской МТС). Газета выходила 12 раз в месяц тиражом 300–400 экземпляров.

При МТС был Красный уголок, читались лекции, приезжали звуковые кинопередвижки, регулярно организовывались курсы. Во время войны МТС была эвакуирована в село Чуево Прохоровского района. В 1959 году МТС переименовали в РТС, в 1963 году – в «Сельхозтехнику», в 1965-м – в Яковлевскую РТС.

В 1930 году началось освоение Донбасса. 27 сентября 1930 года в Донбасс отправился «Красный эшелон» завербовавшихся для работы в угольной промышленности рабочих и колхозников. В этом эшелоне находились и некоторые жители станции Сажное и окрестных сёл.
В 1932 год приказом Наркомпути СССР установлен бесплатный провоз ручной клади (в том числе молока в пригородном железнодорожном транспорте колхозниками и единоличниками в количестве 35 килограммов, вместо нормы 16 килограммов багажа и 10 килограммов молока. Организуется пристанционная торговля сельхозпродуктами.
Предвоенные годы
В предвоенные годы жизнь значительно улучшилась, экономика района стабилизировалась. Везде в районе работают избы-читальни, колхозные клубы, киноустановки, устанавливаются радиоточки, МТС была телефонизирована. Активно выписываются газеты и журналы. В Гостищево есть поликлиника и больница, в которой обследуют, делают операции, здесь же – отделение роддома.

По всему району ликвидирована неграмотность, ширятся стахановское и ефремовское движения за получение 100-пудовых урожаев.
В 1940 году станция Сажное уже представляла собой населённый пункт с улицами и постоянными жителями.

Нынешняя улица Привокзальная делилась на «посёлки»-выходцы: из какого села строились – таков и «посёлок», причём посёлки относились к разным сельсоветам – Крюковскому и Озеровскому.

Перед войной на станции Сажное были: электростанция, нефтебаза, элеватор, склад минеральных удобрений, МТС, 10 различных складов, свеклопункт, «Заготзерно», «Заготплодовощ», кирпичный резервуар для воды, прожектор, угольный склад. Регулярно ходил «дачный» поезд, сообщением Сажное – Белгород, Сажное – Ржава. Поезд долгое время стоял на станции, поэтому при вокзале была комната отдыха для проводников. При станции была бригада грузчиков.

Работали на всех этих предприятиях жители всех окрестных деревень, приезжали из Белгорода. Но война разрушила все.
Военное лихолетье
Утро 22 июня 1941 года было тихим, ясным, обещая погожий спокойный день. Это было последнее мирное утро. На полях велись полевые работы. Хозяйства занимались заготовкой сена, а около 12-ти часов умолкло радио и было передано правительственное сообщение: гитлеровская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. На призывной пункт Гостищево люди приходили не только с повестками, многие ушли на фронт добровольцами. Железнодорожники поддержали призыв водить поезда на высоких скоростях.

В первые же дни войны в 2,5 километрах от станции, в селе Непхаево, был организован госпиталь, и местное население, в основном молодёжь, помогали ухаживать за ранеными. Женщины копали окопы, противотанковые рвы, оборонительные рубежи.

Как только началась война – на территории Саженского района из работников сельсовета, райфо, непризванной молодежи был организован кавалерийский истребительный отряд под руководством инструктора по военному делу Голубева. Был в этом отряде наш односельчанин Мочалов Василий Пантелеевич (1920–2008). По его воспоминаниям, в отряде было 20 лошадей, к тому же члены отряда имели право брать в пользование самую лучшую колхозную лошадь. Отряд был организован для предотвращения высадки немецкого десанта, для поиска дезертиров. Командиром отряда был начальник милиции. Членам отряда выдали винтовки и сабли, перевели на казарменное положение.

Однажды на станции Сажное приземлился советский самолёт (там, где сейчас здание ООШ) и перевернулся. Кавалерийский отряд быстро прибыл на место падения, освободили от ремней лётчика, помогли ему выбраться из кабины. Лётчик был цел и невредим. А вот самолёт был полностью изрешечён пулями.

С наступлением немецких войск работникам отряда было рекомендовано оставаться на оккупированной территории для подпольной работы. Руководителем подполья назначался Голубев. Но так как в этих местах проходила передовая, подпольную работу организовать не получилось.

25 октября 1941 года фашисты заняли Саженский район и принялись незамедлительно устанавливать свой «новый порядок». По воспоминаниям старожилов, немцы на станции появились в конце ноября. Стояли сильные морозы. Всех жителей станции выгнали из своих домов, даже не дав одеться и взять вещи, и гнали до села Рождественка. Дети были полураздеты, очень замёрзли. Все жители сначала просились на ночлег в сёлах Рождественка и Непхаево, потому что сил идти дальше не было. Кое-как отогревшись и одевшись, уходили дальше.

Из местных жителей на станции во время оккупации проживали единицы.

Девушки и женщины из всех окрестных сел были угнаны в Германию, в сёлах разрушалась всё колхозное имущество.

«Было раннее утро, – вспоминает Озеров Николай Пантелеевич, – брат мой и сестра спали. Я услышал сильный гул, самолёт летел низко и сильно гудел. Отец только успел крикнуть нам: «Под кровать!». Выйдя на улицу, увидели страшную картину: бомбы были сброшены на вокзал и попали в почтовое отделение, на путях стоял эшелон с пшеницей, пшеница загорелась».

Первое появление немцев на станции Сажное в 1941 году Откидыч Зинаида Касьяновна (улица Привокзальная, подворье Касьяновых) вспоминает так:
«Мать напекла много хлебов. Увидели, что по улице идут немцы и спрятали хлебы в большой сундук. В хату зашёл немец, стал требовать масло, хлеб, яйца. Стал обыскивать дом и нашёл в сундуке хлеб. Вся семья испугалась, что их сейчас убьют за спрятанный хлеб. Но немец поделил одну буханку пополам, отдал половину матери, остальное всё забрал.

Когда установилась «немецкая власть», казнили мать и двух дочерей бывшего директора МТС (сам директор был на фронте), расстреляли зав. складами – еврея по национальности.

Всех жителей из своих домов выселили. Семья Кизиловых жила в селе Рождественка, затем в селе Чуево Скороднянского района».
С первых же дней фашистской оккупации появились народные мстители.

Зинаида Касьяновна продолжает: «Когда вернулись из эвакуации – дом весь был изрублен, посечен снарядами. Станция опять была занята немцами.

Из Курского леса часто приходили разведчики, заходили в дом Кизиловых, стоявший на самом краю посёлка, попить чаю. Сестра, хорошо знавшая немецкий язык, в это время брала гитару и шла играть для немцев. Общалась с ними, узнавала новости и рассказывала всё разведчикам. Однажды в разведку пришли две девочки. Кто-то их выдал, и девочек повесили на перилах сгоревшего вокзала».
«После того как разбомбили вокзал, – вспоминает Откидыч Мария Касьяновна, – бомбили и станцию. Две бомбы упали рядом с двором Коноваловых на улице Привокзальной. Погибли женщина и её корова. В этом месте до 1996 года была ямка бомбёжная, работники военкомата засыпали. Рядом с «Заготзерном» был большой склад. Директором «Заготзерна» был Нерубенко Евгений Порфирьевич. Там немцы устроили госпиталь. У нас была корова, немец сказал маме, чтобы корову не доили. Вечером сам приходил, мама доила, а он уносил молоко раненым. Ходили менять вещи на продукты в Прохоровку, в Прелестное. Видели наших на привале, колонны с войсками, танками и орудием двигались на Москву».

Озерова Нина Николаевна (улица Садовая) сохранила для нас память о безымянных разведчиках: «Наша семья после оккупирования станции немцами скиталась по сёлам. Будучи в селе Рождественка, мама пришла посмотреть, что делается в селе, и ей рассказали, что их дом, так как он был самый высокий, заняли немцы и устроили там наблюдательный пункт. С крыши дома были видны все окрестности, и это приносило большой вред действиям нашей армии.

На разведку на станцию пришли 13 разведчиков с курской стороны. Они были захвачены и расстреляны, но перед этим разведчики успели сообщить о расположении дома. На второй день на наш дом была сброшена зажигательная бомба, и он сгорел. Наблюдательный пункт был уничтожен.

Маме сообщили, что разведчики были захоронены на территории нашего дома».
5 июля 1943 года – начало Курской битвы 5–7 июля 1943 года в районе станции Сажное вёл тяжелые бои с танками и самолётами немецко-фашистских захватчиков бронепоезд «Московский метрополитен» под командованием капитана Б. П. Есина и замполита В. К. Паничкина.

Только за три дня боёв личный состав бронепоезда метким артиллерийским огнём сбил 4 самолёта, подбил и уничтожил 6 тяжёлых танков, самоходных установок, подавил огонь 10 миномётных батарей, уничтожил большое количество живой силы и техники. 7 июля бронепоезд «Московский метрополитен» погиб, но экипаж остался жив. На участке, где сражался бронепоезд, ни один вражеский танк, ни один солдат не прорвался к линии железной дороги.

Путейский околоток в это лихое время вместе с прибывшими рабочими насчитывал около 50-ти человек, что вдвое превышало штат мирного времени. Задача путейцев заключалась в том, чтобы содержать путь в исправном состоянии, а в случае бомбёжки в кратчайший срок восстановить его.

Железная дорога во время войны работала в полную силу. По ночам подвозились боеприпасы, продовольствие, вещевое имущество. Все это тщательно маскировалось. Составы выгружались с максимальной скоростью и отправлялись в тыл, чтобы не привлекать внимание противника. Тщательная маскировка и продуманный график движения вводили в заблуждение фашистских разведчиков. Часто станцию бомбили, когда на путях не было ни одного вагона. Для маскировки были разобраны все деревянные помещения бывших складов, вырубались деревья посадки.

Откидыч Зинаида Касьяновна помнит последний бой бронепоезда «Московский метрополитен»: «Я шла в Беленихино, когда началась бомбёжка, я свалилась в окоп и с ужасом слушала, как бьют зенитки бронепоезда, а по нему бьют самолёты. Бой был страшный. От бронепоезда остались только ошмётки. Я чудом осталась жива.

До сих пор в ушах у меня стоит жуткий вой, которым сопровождались самолётные бомбёжки. С самолётов летели не только бомбы, но и пустые бочки, куски рельсов, куски железа.

После гибели бронепоезда немецкие самолёты начали прицельно бомбить дома на станции Сажное. После налётов целыми остались всего пять домов – Сосковых, Озеровых, Кизиловых, Кривчиковых, Коноваловых. Когда немцы уходили – взорвали стрелки, колонку».

«6 июля 1943 года наши наступали, – вспоминает Озерова Нина Ивановна (село Озерово), – на станцию привезли раненых, несколько эшелонов. Мы, девчата, побежали помогать. Сколько их там было! Весь перрон был устелен ранеными, уже нечего было подстилать, косили траву и укладывали на траву, раненых были тысячи. Тут же делали перевязки – кругом стоны, мухи, гангрена, смерть, страшно вспомнить. Подходит ко мне комбат и посылает помочь в сопровождении раненых на машинах в госпиталь в Чернянку. Погрузили 15 машин, и я поехала сопровождать. По дороге пошёл дождь, раненые на открытых машинах: стонут, кричат, ругаются. Проезжали мимо села, попросились переночевать. Жители помогли перевязать раненых и накормить. Наконец доехали до Чернянки, до госпиталя, выходит врач и спрашивает меня, привезла ли я документ, сопроводительный лист, чтобы поставить всех на довольствие, а у меня ничего нет, я же не знала.
Я в слёзы, плачу, что делать? Но раненые и врач меня успокоили, сказав, чтобы я передала документ со следующей партией раненых. Назад везла в машинах снаряды».

Так помогали женщины, молодые девчата. Ухаживали за ранеными, кормили, стирали бельё и бинты, писали письма и, как могли, успокаивали друг друга.

Перед началом Курской битвы жительница посёлка Литвинова Мария Ивановна участвовала в строительстве железной дороги Старый Оскол – Ржава. «Из села, в котором я жила, на строительство отправили человек 20, почти все – девушки. Я была самой младшей. Во время стройки (2 месяца) жили в старом амбаре. Ели – что Бог даст. Но никто не стонал, не пытался сбежать домой. Было очень тяжело, но мы старались изо всех сил, потому что понимали, как важно быстрее закончить строительство дороги».

5 июля 1943 года в результате разгрома немецких войск в битве на Курской дуге 5 августа был освобождён город Белгород и Саженский район.

После освобождения на фронт ушли все те, кому к 1943 году исполнилось 18 лет, и кто мог воевать, но по каким-либо причинам находился на оккупированной территории. Вместе с прачечными отрядами на фронт ушло много женщин.

«Когда станцию освободили, – вспоминает Озерова Нина Николаевна, – я вместе с мамой стирала раненым бинты и одежду. Посреди улицы разводили костры, на них грели воду в больших котлах. Я ходила за дровами, а женщины стирали. Стирали золой, которую делали из дубовых поленьев.

Старожил посёлка Вдовина Валентина Михайловна вспоминает: «На улице Привокзальной находился госпиталь: раненые лежали во всех уцелевших хатах и палатках. Раненых привозили на станцию очень много, особенно после боёв под Ериком, укладывали их на перроне и на траву на территории «Сельхозтехники» – там была большая площадь. У нас в доме жили врачи. Операции делались тут же, в доме. Там, где сейчас улица Литвякова, был аэродром. Каждый день прилетал самолет и забирал раненых. Там, где огороды по ул. Литвякова, была большая яма для захоронения умерших».

Многие девушки, вернувшись после эвакуации на станцию, устроились работать проводницами на железную дорогу. «Поезда Харьков-Белгород, Харьков – Лихачево состояли из двух пассажирских и 6–8 товарных вагонов, которые тянул паровоз. Товарные вагоны тоже были предназначены для пассажиров. Вагоны были переполнены. Ездили на них на работу и военнослужащие» – вспоминает жительница улицы Привокзальной Кривчикова Татьяна Ивановна.

Часто девчата сопровождали поезда с ранеными в харьковский госпиталь. Проводникам этих поездов выдавали обеды, хлеб по 600 граммов в сутки. Но проводницы большую часть еды относили раненым в госпиталь. В госпиталь шли все, кто мог чем-нибудь помочь – написать письмо, поддержать участием, принести папиросы, табак и хоть что-то из еды.
Восстановление станции Сажное
По окончании войны стали возвращаться домой фронтовики, беженцы. Возвратились все не сразу, некоторые смогли добраться до родного дома только в конце 40-х годов.

Станция встретила их руинами. В 1943 году была всего лишь одна улица, которая тянулась вдоль железной дороги (позднее – улица Привокзальная), на ней целыми сохранились всего 5 домов. В том числе дом для семей железнодорожников рядом с вокзалом. Во время войны рядом с ним упал снаряд, крышу снесло, а стены кирпичной кладки толщиной в 50 сантиметров даже не пострадали.
Вокзал был полуразрушен. Не сохранился и дом помещика, а вот сад, раскинувшийся недалеко от вокзала и окруженный полутораметровой канавой, выжил.

Там, где сейчас улица Литвякова, был лагерь военнопленных немцев. Они отстраивали вокзал, водонапорную башню и восстанавливали железную дорогу, водокачку.

Было очень голодно. На сутки выдавали по карточкам по 500 граммов хлеба, варили суп с лебедой, травой. Ели ботву от свёклы, картофеля. Вместо соли использовали удобрение, которое находилось на складе станции.

Была страшная эпидемия тифа, переболели им почти все, кто жил тогда на станции.

В каждом населённом пункте были организованы вошебойки и санобработка населения.

Вся земля в округе была напичкана минами и осколками снарядов, что значительно затрудняло работу в полях и на огородах, а зачастую и уносило жизни людей. При Саженском райвоенкомате была создана бригада по разминированию полей.

Сразу же после освобождения возобновили свою работу колхозы. Несмотря на трудности и опасность подорваться на мине, колхозы сеяли. 1944-й год. «Озерово. Колхоз «Красный Восток» посеял ранних зерновых 44,5 гектара, вспахано 30 гектаров. Здесь участвуют на полевых работах 65 человек при 2-х коровах и одном тракторе. В Сабынино 1 гектар вскопали вручную. Гостищево. В работах участвуют 103 человека, один трактор и 24 коровы. Село Вислое. Звено Губаревой М. С. (женщины!) закончило сев яровых и 3 гектара вскопало вручную под просо» (Серых С. Пути крестьянские. Из истории земель Яковлевского района. Белгород: Крестьянское дело, 2007. С. 187).

Так началась первая мирная для наших мест весна. Из сельхозтехники были только серпы, цепы, ручные косы да лопаты. Ими и обрабатывались целые поля. А осенью – вспашка на коровах и вручную земли под пар.

В 1945 году в селе Озерово был восстановлен сельский клуб, и культурная жизнь для саженцев, которые ходили в клуб в Озерово, ожила. О восстановлении клуба было сообщено в газете «Большевик» от 22 апреля 1945 года: «Комсомольская организация решила проявить инициативу в восстановлении клуба. Престарелые Ампилогов С. С., Озерова Ф. и другие охотно пришли и весь день помогали комсомольцам. Больше всех работают на восстановлении клуба комсомолки Озерова Нина и беспартийная Селюкова Полина».

В 1945 году получила новую сельхозтехнику МТС – молотилки, комбайны, тракторы, плуги, культиваторы.

Наступил 1946 год. Этот год запомнился всем по несусветной жаре. «По пыльным дорогам нельзя было ходить босиком – так всё раскалилось. На луговине земля так потрескалась, что в щели можно было свободно просунуть руку» (Серых С. Пути крестьянские… С. 197).
«В это жаркое лето почти ничего не уродилось. Ржи собрали совсем мало, картошка если и была – то вся мелкая. Даже половины обычного урожая не взяли» (там же).

Все, пережившие те страшные годы, голод 1946–47 годов, вспоминают: «Ели всё, что можно было есть. Особенно доставалось травам, лесным грушам, боярышнику, тёрну. Сушили яблоки, груши, тёрн. Постоянно хотелось есть».

«После войны было очень голодно. Ездили побираться в Орловскую и Тульскую области, на Украину. Ездили на крышах вагонов и в товарняках. Люди давали картофель, свёклу, хлеб – и так спасались от голода. Готовили хлеб с лебедой. Ели всю траву, которая была съедобной. Крапивы нигде нельзя было найти – съедали, как только появлялись первые листочки».

До 1947 года продукты выдавались по карточкам: 1 килограмм хлеба на рабочего и 600 граммов на иждивенца. Колхозникам продукты выдавались в сельхозартели.

Но выжили. И жизнь постепенно стала налаживаться.

В 1948–49 годах – население стало заводить скотину и жить стало легче.

22 октября 1950 года Сажновский район был переименован в Саженский.

Станция восстанавливалась быстрыми темпами: уже в 50-е годы действовали склад «Заготзерно», сгоревший во время войны вместе с зерном, «Сельхозтехника» во главе с директором Николаем Фёдоровичем Дмитренко, свеклопункт, железнодорожный товарно-разгрузочный участок (на станции разгружали уголь, лес для колхозов, загружали свеклу).

В 1951 году на Сажновской МТС работали 260 человек – агрономы, трактористы, комбайнёры, машинисты, учётчики, прицепщики и др. Была при МТС даже пожарно-сторожевая служба.

В 50-х годах на станции появилась улица Центральная, представлявшая собой бараки, построенные для своих рабочих «Сельхозтехникой».
В этот период дома строились в основном из шлака, которого на станции были горы, так как в заправлявшихся водой на станции паровозах чистились топки.

На станции уже было много детей. После 4-го класса ученики ходили в среднюю школу в село Озерово или ездили в Гостищево. Детей училось много, до 30-ти человек в каждом классе, занимались в две смены. И по сей день бывшие ученики с благодарностью вспоминают своих первых учителей: Марию Ивановну Белозёрову, Анну Кузьминичну Замулину и Асю Андреевну Литвинову, проработавшую в школе 38 лет.

Литвинова Ася Андреевна вспоминает: «На станции Сажное я стала учить детей с 1956 года. Сначала школа находилась в хате Селюковой Веры Ивановны на улице Привокзальной (сейчас – подворье Шамитько). Учились в две смены. Кроме меня детей начальных классов учила Замулина Анна Кузьминична. Учителя подкармливали детей – организовывали чай, сушили сухари, покупали за свои деньги бублики, пирожки.

Потом школа перешла в другой дом (подворье Литвиновой Валентины по улице Привокзальной). В 1956 году на станции построили ветлечебницу, а в 1959 году туда перевели школу. Кроме Замулиной А. К. детей учила ещё Белозёрова Мария Ивановна.

Сельсовет, школа, клуб находились в селе Озерово. Туда все бегали смотреть первые фильмы, на танцы, на концерты. Проводились лекции и концерты (духового оркестра, народных хоров) и в вокзале на станции. Вокзал был большой, всегда был полон. Приезжал клубный вагон».
В 1956 году из двух финских домиков был построен Красный уголок «Сельхозтехники». В дальнейшем его реорганизовали в клуб, там же разместился и филиал Озеровской сельской библиотеки на 1 000 экземпляров книг. С 1965-го по 1990 год заведующей клубом работала Раиса Кирилловна Ампилогова.

8 января 1958 года Саженский район переименован в Гостищевский с райцентром в селе Гостищево. Станция Сажное частично перешла в Гостищевский сельсовет Гостищевского района.

До 31 марта 1957 года выходила районная газета «Саженский колхозник». С 3 апреля – «Знамя труда».

С 1963 года сельсоветы Гостищевского района в полном составе вошли в Белгородский район.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР «Об изменении в административно-территориальном делении Белгородской области» от 12 января 1965 года был образован Яковлевский район.

До 1965 года станция была разделена на две части: одна часть относилась к Саженскому сельскому Совету, другая – к Гостищевскому. В 1965 году весь посёлок был передан Гостищевскому сельсовету Яковлевского района.
Нефтебаза
Особое место в экономике станци Сажное занимала нефтебаза. До войны она находилась на территории «Сельхозтехники». Горючее подвозили со станции на подводах в бочках, хранилось оно в двух резервуарах ёмкостью 20 кубических метров. Первым директором нефтебазы был Подлесный Иван Фёдорович. Горючим заправляли машины и трактора «Сельхозтехники». В 1943 году наши войска при отступлении взорвали нефтебазу. В 1946 году она была построена ближе к железной дороге, на которой оборудовали тупик для разгрузки цистерн. Мощным насосом горючее стали перекачивать сразу в резервуары ёмкостью 750 кубических метров (6 резервуаров для каждого вида топлива отдельно). Горючее привозили из Рязани, Уфы, Саратова. На нефтебазе заправлялись все близлежащие организации и колхозы. Дизельного топлива, бензина, масла, солярки было всегда достаточно, и техника никогда не простаивала из-за их отсутствия.

После войны до 1971 года директором нефтебазы был Михалёв Иван Михайлович, затем – Носков Пётр Николаевич. С 1974-го по 1994 год директором нефтебазы был житель станции Сажное Крячко Владимир Степанович.

На нефтебазе работали 16 человек. Работали стабильно, цистерны с топливом поступали вовремя, горючего всегда хватало.
Сельхозтехника
В 1955–1959 годы прошла реорганизация МТС, и сельхозтехника была передана колхозам. В 1961 году на базе бывшей МТС была организована «Сельхозтехника», которая стала одним из наиболее значимых объектов в развитии ст. Сажное. Если в 1943 году она, как и другие МТС, получила по решению бюро обкома ВКП(б) 9 автомобилей, 5 с/х машин и один грузовик, то в 80-х годах имела 150 грузовых машин, пилораму, контору, столовую, общежитие, финский домик для работников предприятия (в нём проживали инженер и шофёр с семьями).

Рабочими «Сельхозтехники» были, в основном, жители окрестных сёл, приезжали на работу даже из Белгорода. Многие из них брали на станции земельные участки под строительство и селились на постоянное место жительства.

В 1989 году «Сельхозтехника» прекратила своё существование. Общежитие было передано под детский сад, а в здании конторы разместились почта, которая прежде находилась в помещении ж.-д. вокзала, Озеровская сельская библиотека, медпункт.
Свеклопункт
На станции Сажное был оборудован свеклопункт, принимавший в 60–70-е годы до 70 тысяч тонн свёклы (а в 90-е – 30–35 тысяч тонн). В 30-е годы свеклопункт находился прямо на платформе. В том месте, где он расположен сейчас, рос лес, его вырубили и в 1934 году построили контору, мастерские.

Привезённую из колхозов свёклу стаскивал с машин металлическими сетками, с прикрепленными к ним тросами, трактор. В вагон для отправки на сахарный завод корнеплоды загружали вручную бармаками.

После войны, в 1946 году, вагоны стали загонять в тупик свеклопункта и загружать в вагоны механическими лопатами. В 1959–60 годах были установлены четыре разгрузочных подъёмника, на которых машины со свёклой поднимались гидравликой, и свёкла ссыпалась самопроизвольно, проходила по ленточному конвейеру, дополнительно очищалась от земли и ссыпалась в свекловичные кагаты.

И в 90-е годы свёкла поступала на Саженский свеклопункт от колхозов, фермерских хозяйств. Был заключён договор на поставку свёклы Дмитротарановскому сахарному заводу. С 1958-го по 1991 год заведовал свеклопунктом Иван Абрамович Грищенко.

И сейчас ещё, как когда-то в давние времена, станцию Сажное можно назвать Кустарной по количеству народных умельцев, живущих здесь (ведь «кустари» – от нем. Kunster – искусник, художник). Конструкторы-самоучки Виктор и Алексей Волобуевы могут с закрытыми глазами разобрать и собрать любой автомобиль. Умело и добротно любую столярную работу выполняет Егор Фёдорович Шляхов, «не можно глаз отвесть» от вышивок Юлии Николаевны Кривченковой, Зинаиды Касьяновны Немыкиной и её сестры Марии Касьяновны Откидыч. Кофты, свитера, шапочки, юбки, шали, платья разных узоров и расцветок вяжут сёстры Лихачёвы. Живопись художника Ивана Абрамовича Грищенко известна всей Белгородской области и за её пределами. Грищенко был удостоен диплома I степени на Всероссийской выставке в Москве, посвященной 50-летию образования СССР в 1972 году.
В 1995 году в ведение Администрации Гостищевского сельского Совета входили сёла: Гостищево, Крюково, Рождественка, Новые Лозы, станция Сажное и хутор Дружный. Общая площадь территории составляла 942 гектара. Общая численность населения – 3 817 человек, в том числе: село Гостищево – 2 800, село Крюково – 140, село Рождественка – 32, село Новые Лозы – 5, станция Сажное – 800, хутор Дружный – 40. Имеется всего подворий 1 494, в том числе: село Рождественка – 30, село Гостищево – 1 032, село Крюково – 96, село Новые Лозы – 4, станция Сажное – 300, хутор Дружный – 22 (данные на конец 1995 года).

На территории сельского Совета находились колхоз имени Ленина, 3 школы, 2 детсада, Дом культуры, сельский клуб, 2 библиотеки, 6 магазинов, лесничество, церковь, Дом быта, типография, кирпичный завод, 2 отделения связи, ветлечебница.

В 1995 году главой Администрации Гостищевского сельского Совета являлся Губарев Владимир Григорьевич, председателем колхоза имени Ленина – Бабакин Николай Яковлевич.

NETDO.RU

Бесплатный конструктор сайтов