Казацкое, село

Село Казацкое является административным центром Казацкого сельского поселения, в которое входят сёла Казацкое и Триречное, а также хутора Крестов, Новоказацкий, Новочеркасский.

Земли Казацкого сельского поселения расположены в северо-западной части Яковлевского района. Удалённость Казацкого от города Строитель – 16 километров, от Белгорода – 30 километров. Село соединено с районным и областным центрами автомобильными дорогами. В девяти километрах от Казацкого расположена железнодорожная станция Томаровка.

Основным сельскохозяйственным производственным направлением Казацкого поселения до 1996 года (тогда – сельского Совета) являлось молочное в животноводстве и зерново-свекловичное в растениеводстве. Распаханность земель составляет 70 % от всей площади сельхозугодий. В структуре посевных площадей наибольшая площадь отводится под посевы зерновых культур.

Стоит подчеркнуть, что село Казацкое просто утопает в зелени, и, пожалуй, главная заслуга в этом бывшего учителя Тимофея Фёдоровича Мозгового. Он много сделал для развития села, для духовного роста его жителей, и они помнят его как честного, трудолюбивого человека.
Уроженец села Зыбино Борисовского района Белгородской области Тимофей Фёдорович приехал в село Казацкое в 20-е годы на должность учителя начальной земской школы. Жил при школе в маленькой комнатушке один, без семьи. Большая комната была классом.

Тимофей Фёдорович первым в селе начал выращивать помидоры, огурцы, морковь, саженцы плодовых деревьев и кустарников. По его инициативе в лесу (урочище) Бычок был заложен питомник для выращивания лиственных деревьев: берёзы, клёна, осины… Тимофей Фёдорович с учениками сажал не только сады. Деревьями засаживались и все неудобные для пахоты земли. Лесопосадки от Казацкого, вплоть до Триречного и Бутово, посажены под его руководством.

За хорошую учёбу Тимофей Фёдорович награждал учеников саженцами плодовых деревьев.

Только благодаря Мозговому в селе появилась пасека. Он был замечательным пчеловодом. Кроме того он помогал в организации колхозов, вёл уроки в «ликбезе».

В годы сталинских репрессий Мозговой был осуждён за подписку на газету «Дойч Ланд» и сослан на Урал. Впоследствии его реабилитировали, но в Казацкое он больше не вернулся.

Многие его ученики стали впоследствии учителями: Пётр Фёдорович Локтионов, Фёдор Никифорович Козлитин, Вера Андреевна Жданова, Сергей Фёдорович Деревлёв, Николай Фёдорович Лихошерстов.

Казацкое в XVII–XIX веках
Село Казацкое, как и соседние сёла Пушкарное, Стрелецкое, Драгунское, возникло в 17-м веке (не ранее 1646 года) одновременно со строительством города-крепости Карпов как пригородная слобода для служивых людей – казаков. Отсюда и название села – Казацкое. Как известно из истории, город Карпов был построен поблизости от Муравского шляха, одной из основных дорог, по которым татары совершали свои грабительские набеги на Русь, и являлся одной из крепостей Белгородской оборонительной черты. Строительство его было завершено в 1646 году. Город-крепость нёс сторожевую службу и не только предупреждал о движении врага с юга, но и отражал его разбойничьи нападения.

Из писцовой книги города Карпова о составе населения известно, что казаков было 208 человек (стрельцов – 418 человек, пушкарей – 49, детей боярского Драгунского строя – 350 человек).

Казаки несли службу в крепости Карпов, но жили в слободе и, чтобы прокормить себя и свою семью, выращивали хлеб, рыбачили, ходили на охоту, и всегда при них был конь и оружие, чтобы при первой же опасности нападения татар быть готовым к защите.

Гарнизон крепости надёжно защищал Московское государство от набегов врага. После того, как южная граница отодвинулась к Каспийскому и Чёрному морям, город Карпов, как, впрочем, и остальные крепости Белгородской оборонительной черты, утратил своё военное значение, а его воины стали основателями первых поселений нашего края. Основным занятием населения было земледелие. Богатые чернозёмные земли стали привлекать к себе дворян и помещиков возможностью успешного развития сельского хозяйства, всевозможных промыслов.
Многое связано в истории села Казацкое с именем помещика Василия Прохоровича Гриненко: это и уже упоминавшийся прекрасный сад, занимающий площадь 20 гектаров, и строительство деревянной Троицкой церкви, и открытие земской школы. Гриненко являлся владельцем спиртзавода. Сырьём для выработки спирта был картофель. Работа на картофельных плантациях позволяла крестьянам иметь ежедневный заработок. Оплата производилась либо деньгами, либо мануфактурой, работников два раза в день кормили, поэтому из всех окрестных сёл люди охотно шли на работу к Гриненко.

Троицкая деревянная церковь была построена на средства помещика Гриненко в 1851 году. Из материалов Курского архива следует, что старостой при ней состоял Василий Афанасьевич Щугрин, церковные службы справляли священник Анатолий Иванович Колшаков и псаломщик Федор Антонович Иваницкий. Жалование им было положено, соответственно, 294 рубля и 98 рублей. А жило в приходе 914 мужчин и 838 женщин, в подавляющем большинстве крестьяне, и только два дома из 234-х дворов принадлежали лицам духовным, да один дом дворянский, и один – дом мещанина. Приход имел два престола – во имя святой Троицы и Дмитриев день (8 ноября).

По воспоминаниям старожила села Казацкое Матрёны Максимовны Смоляниновой, 1907 года рождения, на Троицу сходились в село люди из всех окрестных деревень. Привозились качели, хохлушки продавали разноцветные пряники, конфеты. Селяне были нарядно одеты: сарафаны, корсеты, украшенные лентами, вышитые рубашки, на шее – ожерелье, цепочки, бусы из стекла и бисера. Голову покрывали красивыми платками. Все эти наряды делались собственными руками: сами ткали, пряли, шили, вышивали. Будничные «чуни» и «коты», сделанные из пеньки, заменяла кожаная обувь – открытые туфли у женщин и сапоги у мужчин.

С открытием Троицкой церкви началось приобщение крестьян к грамоте. При церкви в сторожке была открыта школа, в которой обучались преимущественно девочки. Так, на момент открытия, Закон Божий и грамоту осваивали 21 девочка и только 6 мальчиков. В маленькой комнате сторожки стояло несколько парт, за которыми могли разместиться 15–20 учеников. Здесь же, в классе, находилась купель, в которой крестили новорождённых детей. В 1935 году церковь была разобрана, из этого материала построили детский сад в Томаровке. Судьба деревянной Покровской церкви, построенной в 1764 году, нам не известна.

При Гриненко же в 1880 году была построена Земская школа, здание которой сохранилось до сих пор. Первоначально в школе обучались 46 мальчиков, но уже к 1907 году учеников стало намного больше, и классы «первого отделения» пришлось перевести в другое здание.

Старожил села Казацкое Анна Дмитриевна Наволокина, 1905 года рождения, с 13 лет ходившая к Гриненко на подёнки, вспоминает его как доброго человека, помогавшего бедным крестьянам, щедро платившего за верную службу. Так Никифору Ивановичу Козлитину, много лет проработавшему у него на заводе, он построил домик. В 1917 году, после отречения царя от престола, Гриненко уехал в Москву, оставив в имении управляющего, и больше уже в Казацкое не возвратился. В 1918 году уехал и управляющий.

Прекрасный дом с белыми колоннами и ухоженными аллеями, ведущими к нему, конюшня, воловня, кузница… – всё осталось без присмотра. Крестьяне постепенно растащили имение. Дом, от которого сейчас остался только огромный подвал, стоял до 1935 года.
Казацкое в 20–30-е годы ХХ века
С приходом революции некоторое время жизнь крестьян Казацкого шла прежним чередом. Они были далеки от того, что творилось в стране: не было ни радио, ни газет. Затем приехали представители советской власти, избрали сельского старосту Майкалова Якова Митрофановича, обязанного следить за порядком в селе. Фактически с 1917-го по 1920 год на селе было безвластие, бесчинствовала банда местного главаря Болотова Кузьмы (Иленича) и банда драгунского главаря Воронцова Тимофея (Базерка). Банды скрывались в Гриненковом лесу. По ночам врывались в село, требовали еду, фураж, одежду. Испуганные крестьяне отдавали всё безропотно. Староста и его жена были убиты.

В августе 1918 года, в страшную жару, возник пожар. Из-за сильного ветра пламя быстро распространялось с одной хаты на другую. Огонь уничтожил треть села.

В 1920 году банды были разгромлены, и в Казацком установилась советская власть.

В 1926 году в селе была организована комсомольская ячейка. Первыми комсомольцами стали Михаил Иванович Назин, Пётр Евстафьевич Майкалов, Степан Петрович Деревлёв, Павел Фёдорович Болотов. Комсомольцы собирались обычно в небольшом сельском клубе, на бывшей усадьбе помещика Гриненко, а каждую субботу – в Народном доме в Томаровке. На комсомольцев была возложена обязанность ликвидировать безграмотность среди сельских жителей. Комсомольцы ходили также в поле, на фермы, где читали крестьянам газеты. От зари до зари молодёжь работала в поле наравне со взрослыми: пахали, сеяли, убирали вручную урожай.

До массовой коллективизации в 1930 году хозяйства были в основном единоличными, но зажиточных крестьян было немного. В годы НЭПа смогли укрепить свои хозяйства Майкалов Василий Петрович, Золотарёв Василий Иванович, Лихошерстов Фёдор Иванович и Лихошерстов Иван Фёдорович. Впоследствии они были причислены к так называемым «кулакам», и в январе 1930 года их вместе с семьями выслали в Сибирь, а хозяйства передали колхозам. Дом самого богатого хозяина Ф. И. Лихошерстова по кличке Дукач, имевшего мельницу и использовавшего труд наёмных работников, сохранился до сих пор. Много лет в здании располагалось правление колхоза, а ныне – столовая СПК «Прогресс». Колхозы образовались в селе в 1930 году, и было их три: «Труд» (председатель Иван Иванович Наволокин), «Красная звезда» (председатель Николай Алексеевич Болотов) и колхоз имени Будённого (председатель Кузьма Ильич Трифонов).

Самым крупным был колхоз имени Будённого. Хозяйство имело в 30-х годах 54 лошади, 80 коров, 4 веялки, 3 косилки, 1 молотилку. В колхозе трудились 230 человек.

В колхозе «Труд» было всего 180 трудоспособных человек. Колхоз имел 40 лошадей, 2 веялки, 2 косилки, 52 коровы, свиноферму.

Колхоз «Красная звезда» имел 110 коров, 38 лошадей, овцеферму. Почти все сельхозработы проводились вручную: сеяли, пололи, вязали снопы, молотили, поэтому приходилось работать и днём и ночью. В поле готовили пищу, в поле ночевали. Каждому трудоспособному выдавали по 200 граммов хлеба и горячей пищи. Это многих спасло в те голодные годы от смерти.

Шёл 1933 год. Люди от каждодневного труда и недоедания буквально валились с ног, но работу не бросали. Призыв трудиться по-стахановски достиг и села Казацкое. Стахановским считалось звено Агриппины Акимовны Можевитиной.

В ноябре 1939 года, когда началась Финская война, комсомольцы собрались у директора школы Павла Романовича Переверзева и написали письмо в газету «Правда» такого содержания: «Мы, комсомольцы (такие-то), не можем быть от происходящих событий в стороне и просим отправить нас на фронт». Письмо подписали Фёдор Козлитин, Пётр Локтионов, Митрофан Попов. Через некоторое время Фёдора Козлитина вызвали в военкомат и отправили на фронт.
В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов
В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, и всё мужское население до 35-летнего возраста ушло на фронт, вся тяжесть сельского труда легла на женщин и детей. Все работы приходилось выполнять вручную: впрягались по нескольку человек в плуг и пахали, лопатами копали землю, вручную засевали и убирали, урожай жали серпами, вязали в снопы, молотили цепами, а потом зерно в мешках носили на плечах в Томаровку для отправки хлеба на фронт. Зимой возили на санках. Обувались в лапти, надевали зипуны и так ходили и в снег, и в дождь.

Впервые немцы вошли в Казацкое в конце октября 1941 года. А в первых числах ноября в село вошла целая дивизия.

«7 ноября 1941 года в село вошла немецкая дивизия, – вспоминает Михаил Фёдорович Деревлёв, 1913 года рождения. – На другой день после прихода немцы, обойдя каждый дом, выгнали всё взрослое население села на выгон возле кладбища, выстроили в ряд. Немецкий офицер на русском языке объявил: «Кто является жителем этого села, оставаться на месте, а кто чужой – выйти на четыре шага вперед». В это время люди бродили по сёлам, кто в поисках пропитания, кто крова, и у нас оказалось 22 человека чужих. Они вышли из строя, и среди них оказалась цыганская семья – муж, жена и их восьмилетний сынишка. Женщину-цыганку отвели в сторону, а мужчин, в том числе и ребёнка, расстреляли на виду у всех жителей. Потом отобрали всех мужчин от 14-ти лет и старше и этапом повели в село Бутово. Там загнали в большой колхозный сарай и оставили на ночь. Утром пришёл начальник и приказал избрать старосту села. Избрали Сергея Владимировича Трифонова. После всех отпустили домой».

Жительница Казацкого Мария Егоровна Козлитина, 1922 года рождения, рассказывает, что 5 августа 1943 года бой начался в четыре часа утра. Всё село ещё спало. Немцы не ожидали атаки и спали спокойно в хатах, из которых выселили крестьян, а сами жители ютились в сараях, землянках. Когда загремели орудия, немцы побежали кто в чём, не успев одеться. Гул стоял страшный, везде рвались снаряды. В блиндаж, где пряталась семья Марии Егоровны, русские солдаты, вошедшие в село, занесли двух раненых.

Один был тяжело ранен в живот и вскоре умер. Другой был в блиндаже двое суток, пока его не забрали в санчасть. Наши войска оттесняли немцев в сторону Томаровки. Враг сопротивлялся, бой шёл под Гриненковым лесом. Вдруг налетели самолёты и начали строчить во всех подряд. Русские выбрасывали красные флаги, но это не помогло, погибло много наших солдат. На второй день после страшного боя, 6 августа 1943 года, все, кто мог, жители села вышли на захоронение трупов. Погибших было очень много, их свозили на лошадях к кладбищу и хоронили в братской могиле. Долго ещё люди находили трупы погибших в поле, в оврагах, в лесу и хоронили там же. Немало погибло во время освобождения села и мирных жителей – 18 человек, детей, женщин и стариков. Прямым попаданием угодил снаряд в блиндаж, где пряталась семья Т. В. Полозковой, погибло сразу 7 человек, в том числе трое детей. В бою за Казацкое погиб гвардии майор Капустин Михаил Яковлевич, чья могила и сейчас находится на сельском кладбище. Вначале он был захоронен в центре села, но после войны, в 1965 году, приехала его жена, и по её просьбе останки перезахоронили на кладбище. За могилой ухаживают школьники, жители каждый год 9 мая и 5 августа приходят к могиле почтить память о погибшем воине. Имя М. Я Капустина присваивалось лучшим пионерским отрядам.

В «Белгородской правде» от 22 июня 1991 года были напечатаны снимки фотокорреспондента ТАСС, запечатлевшего Белгородчину в годы войны. Небезынтересна их история. На фотографиях – жители села Казацкое Мария Ильинична Трифонова, её сестра, маленькая племянница, мать Марии Ильиничны и старший брат Степан, которому довелось освобождать родное село. Судьбы этих людей опалены войной, как и судьбы всех, кто пережил оккупацию. До войны Мария Ильинична жила в семье брата, Степана Ильича Трифонова, с матерью, невесткой, сестрой и маленькой племянницей. В 41-м, когда Степана призвали на фронт, семья фактически оказалась на попечении 20-летней Марии. Добротный новый дом немцы при взятии села разбомбили, и семья жила в землянке. С нетерпением ждали писем с фронта, работали не покладая рук.

В июле 43-го, на второй день после начала операции на Курской дуге, рано утром Степан по заданию командира проник в Казацкое, добыл необходимые сведения, а 5 августа вместе с войсками вошёл в село освободителем. Степан не мог удержаться, чтобы не повидать своих родных. Нашёл их в землянке рядом с разбитым домом. Из укрытия к нему навстречу вышла старенькая мать и протянула ему его маленькую дочку. Тут их и сфотографировал корреспондент газеты «Красная звезда». Степана окружили ребятишки, и он прошёл с ними по улице освобожденного села.

Трифонов Степан Ильич погиб в боях за Родину. Спустя почти тридцать лет фотокорреспондент вновь побывал в наших краях, разыскал Марию Ильиничну и подарил ей фотографии, ставшие символом освобождения Белгородчины от фашизма.

308 мужчин села Казацкое не вернулись с войны. Погибали люди и после войны, взрываясь на снарядах, оставшихся в полях, в лесу. Из местных молодых ребят был создан отряд минёров. Наскоро пройдя обучение в Томаровском военкомате, не имея настоящих миноискателей, они прочёсывали поля щупами, изготовленными из палки и закреплённой на ней проволоки.

Вспоминает Иван Васильевич Лихошерстов, село Казацкое: «…В 1943 году, в августе, меня по повестке Томаровского РВК послали учиться в Белгородский райвоенкомат минному делу. После учёбы я сдал экзамены и вернулся в Томаровку, где для обучения минному делу был создан взвод минёров.

В июне 1944 года я был ранен в кисть левой руки при выполнении задания. После выздоровления я продолжал работу в Томаровском РВК помощником командира взвода. Так было до сентября 1946 года.
Командовали взводом Твердохлёбов Константин Петрович и другие офицеры. Один лейтенант, родом из Сибири, подорвался на мине в 1944 году».

Среди юных минёров села Казацкое был не только Иван Васильевич Лихошерстов, но и Дмитрий Евгеньевич Назин, Николай Андреевич Наволокин, Василий Павлович Калашников, Борис Дмитриевич Лихошерстов, Пётр Афанасьевич Назин, Пётр Николаевич Уракин, Николай Васильевич Лихошерстов
Послевоенные годы
На основании документов, хранящихся в Яковлевском районном архиве, 1 сентября 1944 года на территории Казацкого сельского Совета располагались четыре колхоза: «Новый мир» (хутор Пирогов), «Красная звезда» (село Казацкое), «Труд» (село Казацкое) и имени Будённого (хутор Щедрин).

Трудно восстанавливалось Казацкое в послевоенные годы. Война разрушила жилые дома и колхозные хозяйственные постройки. Надо было вновь отстраивать село. Но люди выстояли и даже выделили пустую избу для читальни и клуба.

Так в 1947 году, 16 мая, была открыта библиотека, которая насчитывала 200 экземпляров литературы. Заведовал ею Дмитрий Яковлевич Лихошерстов, он же был и заведующим клубом.

12 сентября 1947 года решением собрания колхозников к колхозу «Красная звезда» были присоединены земли колхоза имени Будённого.
В 1950 году, когда в стране проводилось укрупнение мелких колхозов, хозяйства «Труд», имени Будённого и «Красная звезда» были объединены в один колхоз, получивший название «Красная звезда».

В 1954 году в селе была построена восьмилетняя школа, а в 1956-м – сельский клуб, в котором разместилась и библиотека, насчитывающая до трёх тысяч экземпляров литературы, магазин, медпункт. Всё строилось своими силами, без инженеров и проектировщиков. Председатель колхоза, а был им тогда Ефим Дмитриевич Жданов (председателем сельского Совета – Иван Петрович Слюнин), шагами отмерил размер здания, и колхозники начали возводить фундамент, строить.

В 1957 году колхоз «Красная звезда» был переименован в колхоз «Путь к коммунизму».

В 1959 году в Казацкое провели электричество, и первая лампочка зажглась в доме И. Е. Смолянинова. Его мать от страха схватила тряпку и пыталась потушить, как ей казалось, занимавшийся огонь, выбежала на улицу с криком о помощи. Смеха и радости было много.
Радио появилось в селе в 1960 году, «тарелки» репродукторов установили в каждом доме, а большой громкоговоритель – на крыше клуба, и на всё Казацкое лились мелодии любимых песен.

К этому времени в сельхозартели работали 750 колхозников, была молочнотоварная ферма, овцеферма, свиноферма, птичник, конюшня, имелся свой мехотряд. Огромный сад Казацкого, благодаря опытному садоводу Сергею Дмитриевичу Гладкову, давал много яблок, груш, малины, смородины и славился на всю Белгородскую область. В колхозе работала большая бригада огородников, выращивающих овощи: помидоры, огурцы, капусту. Всю продукцию сдавали государству, это приносило немалую прибыль, и колхоз был богатым.

12 февраля 1963 года, на основании решения общего собрания колхозников, колхоз «Путь к коммунизму» был переименован в колхоз «Прогресс». В это время он находился в административных границах Борисовского района.

3 марта 1963 года, на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР, земли Казацкого сельского Совета, значит, и колхоз «Прогресс», вошли в состав Ивнянского района.

12 января 1965 года колхоз «Прогресс» уже был в составе Яковлевского района.

В 1964 году в селе появился первый телевизор, и купил его колхоз. Телевизор стоял в здании правления колхоза, и каждый вечер туда сходились и дети и взрослые, чтобы посмотреть телепередачи, узнать новости. Лавок не хватало, рассаживались прямо на полу и, не отрываясь, смотрели на экран маленького, ещё такого несовершенного отечественного «Рекорда».

15 января 1968 года, на основании решения общего собрания колхозников, к колхозу «Прогресс» были присоединены земли колхоза «Путь вперёд». Председателем колхоза «Прогресс» в ту пору был Николай Васильевич Трифанов.

В 1969 году Николай Васильевич был участником Третьего Всесоюзного съезда колхозников в Москве.

В 60-х годах хозяйство колхоза «Прогресс» настолько окрепло, что отказалось от оплаты по трудодням. Была введена гарантированная денежная оплата труда колхозникам по тарифным сеткам, существующим в совхозах. И сразу же люди почувствовали облегчение. Село стало преобразовываться, строились новые дома – кирпичные, добротные, крытые шифером.

В этом десятилетии многие колхозники были награждены за свой труд орденами и медалями. Самую высокую правительственную награду – Орден Ленина – получили свинарки Мария Ивановна Наволокина и Мария Петровна Никулина, овцевод Иван Васильевич Зюзюкин.

Орденом Трудового Красного Знамени были награждены доярки В. И. Смолянинова, З. Ф. Наволокина, В. М. Котельникова, Ю. П. Костина; механизатору М. Д. Котельникову было присвоено звание «Мастер - золотые руки». Само же село получило звание села коммунистического труда.

К 1970-му году в селе не осталось хат, покрытых соломой. В 70-е годы почти в каждом доме имелся телевизор, холодильник, стиральная машина. Люди зажили нормальной жизнью. Культурным центром села стали клуб и библиотека. Молодёжь ставила сценки, готовила концерты. Самодеятельные артисты выезжали с выступлениями на районные и областные смотры, где занимали призовые места. Заведующему клубом Дмитрию Яковлевичу Лихошерстову было присвоено звание «Заслуженный работник культуры». Он тридцать лет был бессменным руководителем сначала сельского клуба, потом уже, с 1970 года, сельского Дома культуры.
Село Казацкое в 80-е и первой половине 90-х годов ХХ века
Хозяйство продолжало стабильно развиваться. В 1981 году в село проложили асфальтированную дорогу, соединившую его с областным центром, пустили рейсовый автобус. Молодёжь стала оставаться в селе, создавать семьи.

Чтобы молодые мамы могли спокойно работать, для детей в 1986 году открылся детский сад «Ягодка», а колхоз «Прогресс» достиг к 1990 году наивысшего развития сельскохозяйственного производства. И во всём этом была большая заслуга председателя колхоза, Дмитрия Ивановича Воронцова.

Из годового отчёта колхоза «Прогресс»:

В 1989 году в колхозе было 4 548 гектаров сельхозугодий, в том числе пашни 3 568 гектаров, 1 760 голов крупного рогатого скота (в том числе 700 коров), 96 свиней, овец 1 663 головы и 55 лошадей.

В этом году было намолочено 60 248 центнеров зерна, накопано 157 192 центнера сахарной свёклы, заложено 83 724 центнера силоса и 11 770 центнеров сенажа. Надоено 21 903 центнера молока.

Председателями колхоза в разные годы работали:

С 15 января 1968 года – Трифанов Николай Васильевич. 6 февраля 1973 года его сменил Чеканов Николай Павлович. 11 ноября 1975 года председателем был избран Воронцов Дмитрий Иванович, который проработал до 6 февраля 1985 года. С 1985 года колхозом руководил Губарев Николай Иванович.

Но 90-е годы, годы перестройки и экономического кризиса, пошатнули когда-то крепкое хозяйство. Славившийся на всю область различными нововведениями, передовым опытом, СПК «Прогресс» пошёл под уклон. По районным сводкам в хозяйстве вроде бы и неплохие показатели, но сложилась тупиковая ситуация: убранным урожаем рассчитывались за солярку, удобрения, ядохимикаты, услуги МТС – и колхозникам ничего не оставалось. Месяцами они не видели «живых» денег, да и натуроплата маленькая. Систематически на 2–3 и более месяцев задерживалась зарплата и работникам бюджетной сферы. Начался отток специалистов, стала расти безработица среди сельского населения. Участились кражи с ферм и складов. Халатное отношение к своим обязанностям и низкая дисциплина колхозников приводили к порче имущества – сгорели комбайн «Дон», сенохранилище.

19 марта 1992 года, решением общего собрания колхозников, колхоз «Прогресс» был разделён на два самостоятельных хозяйства – «Прогресс» и «Родина» (село Триречное), председателем которого был избран Бавыкин Сергей Михайлович.

Поскольку колхоз «Прогресс» был уже не в состоянии поддерживать производство на прежнем уровне, все надежды стали возлагаться на развитие личных подсобных хозяйств. И когда администрация области предложила зерновые векселя для расчёта за приобретение комбикормов, поросят, молодняка КРС, население, сначала настороженно воспринявшее эту акцию, затем решилось на эксперимент, и 15 подворий получили на векселя поросят и корма для их выращивания.

Основной проблемой дальнейшего развития колхоза стала изношенность сельскохозяйственной техники. Купить же новую было не за что, да и запчасти подскочили в цене. И снимали механизаторы детали и узлы с одного трактора и ставили их на другой.

Однако, не смотря на трудности, село Казацкое продолжало благоустраиваться: в 1991 году был построен новый магазин и Дом быта, в 1993-м – медпункт, в 1995 году началась газификация села.
В конце 1995 года общая численность населения Казацкого сельского округа составляла 972 человека, в том числе: село Казацкое – 572, село Триречное – 265, хутор Новоказацкий – 22, хутор Новочеркасский – 68. Общее число подворий – 428, из них: село Казацкое – 264, село Триречное – 95, хутора Крестов – 21, Новоказацкий – 13 и Новочеркасский – 35.

На территории Казацкого сельского Совета расположены 2 колхоза – «Прогресс» и «Родина», 2 школы, 2 Дома культуры, детский сад, 2 медпункта, 2 библиотеки, 2 магазина.

NETDO.RU

Бесплатный конструктор сайтов