Яковлево, поселок

Посёлок Яковлево - расположен в юго-западной части Белгородской области, в верховьях реки Ворсклы, которая берёт начало у села Рождественка Ивнянского района, находящегося в 10-ти километрах от Яковлево. Ворскла впадает в Днепр. Площадь посёлка с окружающими угодьями занимает 530 гектаров. Посёлок протянулся вдоль шоссе Москва – Крым, от 655 километров до 658 километров, и связан шоссейными и просёлочными дорогами почти со всеми населёнными пунктами Яковлевского района и большей частью населённых пунктов Белгородской области.

Посёлок Яковлево удалён от железнодорожных путей. Ближайшей железнодорожной станцией является станция Сажное, куда яковлевцы до и после войны ходили пешком. Станции Томаровка и Белгород находятся от Яковлево на расстоянии 30–35 километров.

Природа

Рельеф посёлка Яковлево овражно-балочный, всхолмлённая равнина, средняя высота над уровнем моря 200 метров, но выделяются отдельные возвышенные и низменные места. Самые высокие точки: высота 248 метров (у ДРП), 248 метров (пришкольный участок). Характерной чертой рельефа являются балки, овраги (Ярушка, Крутенькое, Морковкино, Должек, Терник, Дедовское). Лесов больших нет. Есть дубравы с преимущественным преобладанием дуба с примесью берёзы, осины, клёна и тополя.

Климат умеренно-континентальный. Водный баланс Яковлево составляют поверхностные и подземные воды.

Через посёлок протекает река Ворскла. Течение спокойное, пойма её очень плодородная. Подземные воды используются для водоснабжения посёлка. Озёр нет. Был искусственный пруд, но он заброшен в связи со строительством рудника. Почвы в основном чернозёмные, но встречаются суглинистые и супесчаные.

Животный мир очень разнообразен. Обитают дикие звери, птицы, земноводные и насекомые. В нашей местности встречаются: лоси, косули, дикие кабаны. Из отряда хищников обитают: волки, лисицы, куницы, горностаи, хори, норки, выдры, ласки. Многочисленен отряд грызунов: мыши, полёвки, серые крысы-посюки, рыжие водяные крысы, хомяки суслики, слепыши, зайцы, тушканчики, белки. Из числа насекомоядных обитают землеройки, кроты, ежи, летучие мыши. Из земноводных – лягушки, жабы, ужи, гадюки и другие змеи.

Богат и птичий мир. В наших местах живут соловьи, кукушки, грачи, галки, воробьи, дятлы, сороки, скворцы, ласточки, коршуны, синицы, чирки, куропатки и другие пернатые.

Среди полезных насекомых: пчёлы, шелковичные черви (дубовый и тутовый шелкопряд). Обитают жуки-олени и жуки-носороги, которые занесены в Красную книгу Белгородской области.

В полях встречается множество насекомых, которые наносят вред сельскохозяйственным растениям: свекловичная блошка, вредная черепашка, совка, долгоносик, медведка, жуки-проволочники, луговой мотылёк, капустная блошка, колорадский жук и другие.

Среди полевых земледельческих культур преобладают хлебные злаки: озимая и яровая пшеница, озимая рожь, ячмень, овёс, кукуруза, просо, гречка. Из технических культур возделывают свёклу, подсолнечник, из кормовых – кормовые сорта свёклы, моркови, капусты, картофеля.

Недра

Вся геологическая история Русской платформы, на которой расположено Яковлево, тесно связана с историей минералообразования и размещения крупных залежей минеральных ископаемых.

В районе Яковлево обнаружены запасы богатых железных руд. Они оцениваются в 10 миллиардов тонн. Встречаются бокситы, песок, гравий, разнообразные камни, некоторые глины. Ведутся работы по подготовке добычи богатой руды.

Основные этапы истории

История возникновения населённого пункта Яковлево связана с Белгородской оборонительной чертой и сооружением на ней города-крепости Карпов. Под их прикрытием стали активно осваиваться земли, на которых расположен нынешний Яковлевский район.

Согласно документам Курского архива, первое упоминание о поселении Яковлево относится к 1652 году. Название было дано по фамилии служилого Яковлева, который получил угодья, стал помещиком, имел крепостных.

Во второй половине 17-го века в Яковлево получил угодья отставной премьер-майор Е. Г. Заплатин. Он стал помещиком, имел крепостных. Жил он семейной жизнью с крепостной Анисьей. Они нажили двух внебрачных детей: Николая (1799–1851) и Ивана (1795–1841) Ефимовых, которые стали впоследствии известными архитекторами.

Братья Ефимовы бывали в родном Яковлево. Отец дал вольную своей крепостной Анисье, их матери. Николай позже даже купил деревеньку Нижнее Солотино того же Обоянского уезда.

Одновременно с Яковлево на правом берегу реки Ворсклы появились земельные наделы Данилы и Михаила (Даниловка и Михайловка). Они относились к Красненской волости, Обоянского уезда Курской губернии. Впоследствии даниловские и михайловские земли были переданы графу Клейнмихелю. Последней из династии Клейнмихелей имением владела графиня Савельева Лидия Еверьяновна. Имением распоряжался управляющий Юдич, строгий, грубый и жадный человек. Сама же графиня в имении не жила и лишь иногда приезжала.

Река Ворскла отделяла Яковлево от другого селения – Даниловки (впоследствии улица Погореловка). Яковлево относилось к Карповской волости Белгородского уезда Курской губернии. Даниловка была Краснянской волости Обоянского уезда Курской губернии. Яковлево было свободным имением, Даниловка – барским селом.

Яковлевцы отличались от даниловцев и одеждой, и говором. Они называли последних «лапотниками». После большого пожара в имении графини Савельевой Даниловку стали называть Погореловкой. На всех стратегических картах того времени, в архивных документах имение значится как Даниловка – Михайловка.

Яковлево относилось к государственно-душевым поселениям. Земли немного, в основном чернозёмные. Заполье в восемь десятин было в дальнем углу выгона.

Первая церковь в Яковлево была построена в 1737 году (на выгоне, ниже современного колхозного двора). Она была небольшой, деревянной, с маленькой часовней. Разрушилась сама по себе. Долго стояла часовенка. Вторая церковь была построена в 1840 году, очень прочная, просторная. Престолов в ней один, во имя святителя Христова и Чудотворца Николая. По штату при ней положены священники, псаломщик. Там же был построен дом священника. Церковь была закрыта в 1934 году, окончательно разрушена в 1943 году.

Дорога через Яковлево было проложена в 1831 году. Все работы производились вручную. Проезжая часть усыпалась самородными камнями и песком. Затем крестьяне утрамбовывали её вручную. Камни, песок возили на тачках, лошадях.

Крестьянские семьи жили в хатах из двух отделений. В каждой хате жило несколько родственных семей (отец, мать, женатые братья с семьями). Двор состоял из хаты с маленькими окошками, сарая, погреба. Огорожен был кольями и жердняком.

Крестьяне не только сами кормили себя, но и одевали. Помимо хозяйственных работ по дому, в каждом хозяйстве женщины пряли, ткали, а мужчины изготавливали утварь, плели лапти, коты, выделывали кожи и шили обувь, тулупы. Использовали, в основном, кожу овец, телят.

В первой половине XVIII века преобладала барщина. Время от времени возникали крестьянские бунты, но их быстро усмиряли, бунтовщиков секли плетьми.

После реформы 1861 года крестьянам без выкупа выделялась только четвёртая часть прежнего надела, причём земля выделялась только на мужскую душу, женская половина сельского населения в расчёт не бралась.

«Земли крестьянам Данилова дали очень мало. Земля эта была неплодородной и далеко от селения. Мой дедушка получил 1,5 десятины земли на большую семью (9 душ). На этом мизерном участке земли невозможно было вести хозяйство. И дедушка опять пошёл батрачить к помещику». (По воспоминаниям жителя села Яковлево Е. А. Шкирманова, 1886 года рождения.)
Немногим легче жилось крестьянам Яковлево.
Село Яковлево. Крестьяне государственные душевые. Прежде были четвертными. Когда перешли на души, не помнят. Вся земля лежит в особняке, который начинается прямо от усадеб и тянется на пять вёрст в одну сторону от деревни.

Лес принадлежит общине и находится в двух местах. Один участок в 4-х верстах, другой в 3-х верстах от селения. Вырубают ежегодно по небольшому участку. Надел в 15,4 десятины земли на двор вполне обеспечивает экономическое положение крестьян так, что частновладельческой земли из них не арендуют.

На промыслы и сторонние заработки ходят тоже мало. Под зябь не пашут, оставляют толоку, потому что скоту негде будет, кормиться, других выпасов нет. Единственным источником общественных доходов в селении были 2 кабака, которые давали крестьянам, по их словам, 50 рублей в год. Деньги эти отдавали «мальчикам», то есть новобранцам, когда их отдавали на службу. Грамотность развита недостаточно, потому что школа находится далеко, в четырёх верстах. (Сборник статистических сведений по Курской губернии. Вып. 10. Издания Курского губернского Земства. Курск, 1885.)

В 1868 году в селе Яковлево дворов было 108, мужчин – 420, женщин – 428. В селе была церковь, почтовая станция, этапный двор. (Издание ИСК. Министерство внутренних дел. СПб., 1868.)

На территории Даниловки располагались имения Солнцевой, графа Пузанова и графини Савельевой. Численность населения Погореловки в 1882 году: собственность Солнцевой: число душ, получивших надел, – 79, число домохозяев – 34, мужчин – 125, из них работников (от 18 до 60) – 55; женщин – 110, из них работников (от 18 до 60) – 50, всего людей – 235, грамотных – 4. Количество десятин удобной земли – 166, леса – 31, неудобной земли нет.

Собственность графа Пузанова: число душ, получивших надел – 44, число домохозяев – 7, мужчин – 19, женщин – 15, всего людей – 38; 3 человека безземельные. Все неграмотные. Количество удобной земли – 51 десятина, леса нет, неудобной земли нет.

В этот период у крестьян появляется стремление заниматься переработкой сельхозпродуктов. Это побуждает помещиков строить мельницы, маслобойки. Были построены ветряные мельницы и водяная мельница на реке Ворскле.

В 1882 году в Яковлево действовала 1 церковь во имя Николая Чудотворца. Храм был построен на средства прихожан. В церкви служили 1 настоятель, 2 причётника. Жителей в приходе – 1 069, школ нет, ярмарки – 2, питейных домов – 2.

В 1884 году была открыта школа. Она относилась к перворазрядным (от 70-ти и более дворов), а в Яковлево дворов было 129 (Белоконский И. П. Народное начальное образование в Курской губернии. 2-е изд., испр. и доп. Курск, 1897.)

Церковноприходская школа учреждена в 1885 году. Она была построена рядом с церковью. Здание было одноэтажное с двумя классными комнатами. В ней обучались, в основном, дети состоятельных жителей села. Работал в ней священник, отец Семён, его родственник учил арифметике.

В Яковлево жил Константин Александрович Трутовский (1826–1893), живописец и график, академик живописи. Художник писал картины о жизни крестьян дореформенной деревни. Жизнь наших предков-земляков нашла отражение в картине «Хоровод в Курской губернии», за которую автор был удостоен звания академика живописи, в полотнах «Беглый», «Сбор недоимок в селе», «Переселенцы в Курской губернии» – лучшей, по оценке Стасова, работе Трутовского. Последние двенадцать лет жизни Константин Трутовский прожил в Яковлево.

Двадцатый век

В 1907 году в Яковлево проживали 591 мужчина и 706 женщин.

В 1908 году в России был принят закон о всеобщем обязательном начальном образовании. Расходы земства на народное образование стали первостатейными. В 1910 году земство построило в Яковлево школу, это была вторая школа, она называлась Земская. Здание школы сохранилось до сих пор. Оно стоит на возвышенном правом берегу Ворсклы. Основным предметом в школах был Закон Божий. Наряду с богатыми там стали обучаться дети крестьян, желающие хоть чуть-чуть научиться грамоте. Среди них были старейшие жители села Шкирманов, Митин, Халявкин, Хованов и другие.

«В 1910 году единственным грамотным, кроме фельдшера, был писарь Николай Иванович Ванюхин. Он был большим фантазёром, любил шутить, развлекать, был агрономом от природы, любителем порядка, исправным хозяином. У него была светлая изба, сарай, огороженный двор. Его большой гордостью был выращенный им сад. Этот сад был единственным в селе, не считая садов помещиков. С него и началось внедрение садоводства в Яковлево». (По воспоминаниям Е. Д. Владыкиной, 1881 года рождения, жительницы посёлка Яковлево.)

В поисках лучшей жизни, крестьяне уходили в извоз, на промысел. Больше всего людей уходило в город Харьков. Из Яковлево 10 крестьянских семей решили выехать в Сибирь, вернее, 8 семей яковлевских и 2 даниловских: Полётовы, Владыкины, Зуевы, Яготинцевы, Якутины, Шаповаловы и другие. Но вскоре они вернулись из Сибири, поняв, что «везде хорошо, где нас нет». Свои недовольства крестьяне выражали поджогами стогов и угоном скота.

Но, как бы ни было трудно, крестьяне соблюдали праздники, обычаи, традиции. Широко отмечался престольный праздник Никола, во имя Николая Чудотворца. Отмечались Рождество, Новый год. Масленица, Вознесение, Троица. Популярны были щедрования, гадания, завывания, проводились гуляния, ярмарки.

В Яковлево проводились 3 однодневных ярмарки: Сретенская – 2 февраля (15-го по новому стилю) с оборотом 50 рублей, Воздвиженская – 14 сентября с оборотом в 80 рублей, Преполовенская – на третьей неделе после Пасхи с оборотом 40 рублей. На ярмарки съезжались крестьяне окрестных сёл: Дмитриевки, Ольховки, Быковки, Каменного Лога, Непхаево, Рождественки, Нечаева, Козьмодемьянское. На ярмарках продавался, покупался крупный рогатый скот, мелкий скот, предметы обихода, кустарные изделия, были пряности и сладости.

В 1913 году крестьяне Яковлево обратились к его «Высокородию господину председателю Курской губернской земской управы». Доверенным от общества села Яковлево Карповской волости Белгородского уезда избрали Стефана Михайлова Колесникова.

Прошение

«Представляя при сём приговор общества крестьян села Яковлева за 10 марта сего 1913 года за № 32, ходатайствующего о разрешении открыть три недельных ярмарки в нашем селе Яковлеве: 1-я Середокрестная неделя Великого поста, 2-я Троицкая неделя 3-я Крещенская, на основании п. 2 ст. 62 Положения Земских учреждений, имею честь покорнейше просить Ваше Высокородие сделать со своей стороны надлежащее распоряжение о разрешении открытия в нашем селе указанных 3-х ярмарок, которые необходимы для нашего села, так ровно и других соседских сёл: Козьмадемьяновского, Каменного Лога, Задельного, Покровского, Мигулинского, Непхаева, Нечаева, Маяки, Ольховки, Рязанцева, Стрелецкого, Драгунского, Триречного, Луханинки, Сырцова, Отстоящие от села Яковлева от 2-х до 15-ти вёрст, эти сёла, как полоса земледелия, покупкою на ярмарках снабжаются скотом разного рода, то есть рабочим, рогатым и мелким, в особенности овцами, сельскохозяйственными инструментами, мануфактурным товаром, другой мелочью, необходимой в сельском быту. При этом докладываю Вашему Высокородию, что село наше Яковлеве весьма пригодная для устраиваемых ярмарок: во-первых, въезд в него шоссейная дорога, идущая из Обояни на Белгород; во-вторых, состоит в центре выше поименованных сел; в третьих, выгонная площадь в селе Яковлеве более 8 десятин. Во время престольного праздника, 6 декабря и 9 мая, всегда съезжается большое число торговцев и привозится много разного мелкого товара, при открытии же ярмарки наплыв как торговцев с товаром, так ровно и покупателей увеличится более чем в 10 раз. 1913 года, июня, 7 дня. К сему прошению доверенный от общества села Яковлеве Стефан Михайлов Колесников, а за него неграмотного по его личной просьбе расписался Алексей Филатов.

1913 года, марта 10 дня, мы, нижеподписавшиеся, крестьяне Курской губернии, Белгородского уезда, Карповской волости, села Яковлева, Яковлевское сельское общество, состоящее из 225 домохозяев, бывших на сельском сходе, в присутствии нашего сельского старосты Емельяна Ивановича Шеповалова, в числе 140 человек, где мы имели суждение между собою относительно открытия ярмарок в селе Яковлеве. По обсуждении этого вопроса мы единогласно уполномочили крестьянина нашего общества Стефана Михайловича Колесникова ходатайствовать на свои средства перед кем следует будет, об открытии в селе Яковлевом 3 в году ярмарок: 1-й на Середокрестной недели, 2-й на Троицкой недели, 3-й на Крещенской недели, за что мы ему предоставляем право пользоваться, в течении 2-х лет пошлинным сбором с этих ярмарок, а по истечении этого времени, пошлинной должно воспользоваться общество, в том и подписываемся. Подлинный за подписью крестьян Яковлевского сельского общество и сельского старосты того же общества.

Настоящий приговор действительно поставлен Яковлевским сельским обществом, в том Карповское волостное правление свидетельствует. Апреля 8-го дня 1913 года. Подпись волостного старшины и писаря с приложением печати».

Но Курская губернская земская управа отказала в этом прошении. «Докладывая об этом, управа имеет честь объяснить, что в селении Яковлеве, Карповской волости существует уже три однодневные ярмарки: Сретинская с оборотом в 50 рублей, Воздвиженская с оборотом в 80 рублей, Преполовенская с оборотом в 40 рублей. Столь незначительный оборот означенных выше ярмарок вовсе не указывает на необходимость открытия в селе Яковлеве еще трёх семидневных ярмарок. Имея кое в виду при этом, что в сравнительно недалёком расстоянии от села Яковлеве расположены большие сёла Томаровка, Карпов, где крестьяне села Яковлева всегда и без всякого материального ущерба могут сбывать свои товары и приобретать всё необходимое для домашнего обихода, не исключая лошадей, и крупного рогатого скота. Управа полагала бы ходатайство Яковлевского крестьянского общества признать не подлежащим удовлетворения». (Доклады Белгородской земской управы. 1913 год.)
В 1914 году началась империалистическая война. Мобилизованных мужчин отправляли в Белгород, а затем на фронт. Опустели хаты, семьи лишились мужской поддержки, мужских рабочих рук. Некоторые стали отдавать свою землю в аренду более богатым. Женщины, подростки шли в наёмные работники, чтобы как-то прожить. Многие мужчины возвратились с войны ранеными, изувеченными. Некоторые вернулись из немецкого плена в 1920 году, многие не вернулись вовсе.

Всё это стало одной из причин окончательного разорения слабых хозяйств и обогащения за счёт бедняков – других. За счёт бедноты разбогатели Поздняков, Фролов. Росло недовольство крестьян.

О количестве населения Яковлево послевоенного периода можно судить по ведомости о приходе за 1916 год.

В 1916 году Николаевской церковью села Яковлево получено доходов 495 рублей 50 копеек. Земли при церкви состоит: усадебной вместе с погостом церковным – 2 десятины, пахотной – 32 десятины. Всего – 34 десятины.

Другие здания, принадлежащие церкви: церковноприходская школа. Церковь расположена в 13-ти верстах от железнодорожной станции. Почтовый адрес церкви: город Белгород, Карповское волостное управление, село Яковлево. Ближайшие к ней церкви: в селе Крапивное Космо-Домианское в 4-х верстах, село Лучки Корочанского уезда, Богоявленская в 4,5 верстах, Покровская Обоянского уезда в 3-х верстах.
В церковной библиотеке находятся книг, для чтения предназначенных, 60 томов. Имеющаяся в приходе школа церковноприходская, обучается в ней 60 мальчиков и 45 девочек. При церкви состоит старостою церковным Терентий Петрович Поздняков. Священник Семион Иосифович Попов, псаломщик Василий Яковлевич Писарев (Клировые ведомости о церквах 3-го Благочинического округа Белгородского уезда Курской Епархии за 1916 год // ГАБО).

Весть об Октябрьской революции 1917 года яковлевцам привезли Е. Д. Владыкин и И. Н. Подзолков, работавшие в Белгороде.

Установление советской власти и коллективизация

Советская власть проходила трудный период становления. Началась Гражданская война. В Яковлево побывали деникинцы, белогвардейцы, батька Махно, атаманша Маруся. Корниловцы прошли на Покровку, забрав в имении по выбору лошадей и сбрую.

«Грабили, уносили всё, что могли. А летней ночью 1918 года в Варваровском саду расположились на отдых красногвардейцы. Их выследили по доносу предателя. Деникинцы согнали красноармейцев на выгон у имения и расстреляли. Жителей не подпускали долго, пока вонь пошла. Жители Даниловки под руководством Пономарёва Андрея и его дяди выкопали могилу в Должике и предали земле 96 красногвардейцев, поставили крест». (Из воспоминаний А. И. Халявкиной, жительницы посёлка Яковлево, 1904 года рождения.)

Матросы А. Г. Железнякова сражались у села Крапивное и на окраине Яковлево. Девять из них были расстреляны и похоронены у Дедовского моста.

«Смутное время было, не знаешь, кто завтра будет в селе: белые, красные. Графиня Савельева и её управляющий Юдич забрали всё ценное, кое-что отдали своим работникам и уехали. Имение было разграблено. А вот Варваров, помещик, то исчезал, то опять появлялся. Злость не давала ему покоя, что он только не творил. И, в конце концов, сжёг своё имение. Торговец Пацаев уехал, оставил дом, лавку». (Из воспоминаний Пономарёва, жителя посёлка Яковлево.)

Окончательно советская власть установилась в 1920 году. Первым председателем сельского Совета был избран Митин Григорий Васильевич, но вскоре он уехал в Харьков. Затем был избран активист Халявкин Фёдор Васильевич. Председатели сельского Совета менялись часто: Глагольев, Чеботарёв, Полётов и другие.

В 1925 году сельский Совет возглавлял Рюмин, приехавший из Москвы, затем были Переворочаев, Ширяев. Долгое время во главе сельского Совета, вплоть до начала войны, был председателем Толбатов Прокофий Гаврилович. Он оставил хорошую память у яковлевцев за заботу о них, за ту работу, которую он делал.

Получив свободу, землю, крестьяне радовались. Но что делать с землёй, если нет лошади, инвентаря, семян? Невольно стали объединять по 2–3 хозяйства. Одно из таких объединений организовал Куприянов Герасим. Под руководством Прошкина Николая Григорьевича организуется товарищество по совместной обработке земли, а потом по примеру Борисовской коммуны «Луч» организуется коммуна, в которую вошли сначала 4, а потом 7, дальше 12 семей. На базе этой коммуны в 1929 году создаётся сельхозартель «Ленинцев», в которой председателем был Н. Г. Прошкин.

В период с 1925-от по 1929 год в Яковлево было организовано 4 сельхозобъединения: «Юный ленинец» – 13 февраля 1925 года, Погореловка; «Красный пахарь» – 4 апреля 1927 года, Яковлево; «Заря» – 7 февраля 1929 года, Яковлево; «Новая жизнь» – 11 февраля 1929 года, Погореловка, которая была присоединена к селу Яковлево (ГАБО. Р. 598, О. 1, Д. 234).

Однако уже к 1932 году в Яковлевском сельсовете остаётся два хозяйства: колхоз «Ленинцев» и колхоз «Сталинцев» (см. в приложении «Эстафету» выполнения плана хлебопоставок). К 1935 году к названным колхозам добавится сельхозартель «Новая деревня». Эти три хозяйства сохранятся и в послевоенном времени, до самого укрупнения колхозов.

В 1929 году председателя колхоза Н. Г. Прошкина сменяет 25-тысячница Анна Александровна Морис. Вот что она сообщила о том периоде в письме юным следопытам Яковлевской средней школы:
«Дорогие следопыты!
На ваше письмо сообщаю, что председателем колхоза я была в 1929 году. Мне было 28 лет. Направлена я была из Москвы в числе 25-тысячников. Сначала меня отправили в Томаровский район, а из Томаровки меня привезли в Яковлево, колхоз «Ленинцев». Привёз меня из райкома партии тов. Иванов. Собрали собрание, на котором должны меня избрать председателем. Собрание проходило при керосиновой лампе. Собрание вёл привезший меня Иванов. В ходе собрания мне задано было много вопросов, так как я женщина, да ещё из города, не знаю, где что сеять, что где растёт. Кроме того спрашивали: «Где она будет жить, чем её кормить, так как мы сами на пайке».

Я им ответила, что если я чего не знаю, то вы мне подскажите, а прокормиться можно по очереди: сегодня у одного, завтра у другого, так что с голоду не умру. На собрании присутствовал пришедший из армии Кирилл Буняев, у него была жена и сын. Он выступил на собрании и сказал, что у него есть свободная комната и что я могу у них жить, а насчёт питания не надо беспокоиться, снабдим.

Меня избрали председателем колхоза. Я оказалась среди не знавших меня людей. Вообще оказалась, образно говоря, как в дремучем лесу, рисковала своей жизнью. В Москве у меня осталась мама 65-ти лет, сестра 19-ти лет, брат.

До моего избрания председателем был Прошкин М. Г., который жил в этом колхозе, хозяйство вёл слабо, никакого учёта не велось, что позволяло добру уходить налево. В колхозе был племенной бык Герой, хорошая лошадь Ара, кроме того имелись коровы, овцы, лошади, а ещё моя любимая собака Дамка, в колхозе имелась мельница, которая работала от двигателя.

Председатель сельского Совета также был из Москвы – Рюмин. В то время в селе не было ни клуба, ни избы-читальни. Собрания проводили в сельском Совете, после собраний устраивали танцы. Я играла на балалайке и мандолине. Совместно с учительницей Маркиной устраивали различные мероприятия.

Буняев Кирилл был назначен завхозом, Хованов Иван – казначеем, Шкирманов Егор Афанасьевич – счетоводом колхоза. Была избрана ревизионная комиссия. Работа начала налаживаться, но врагов было ещё много, и они всячески старались нам помешать, поэтому я носила оружие.

Собрали собрание перед посевной, поставили задачу: отремонтировать весь инвентарь: плуги, сеялки, веялки, сбруи для лошадей. В колхозе мы построили рядом с мельницей маслобойку. На общем собрании постановили построить клуб или избу-читальню.

Работать было тяжело, так как я мало знала людей и кроме того не знала, кто чем дышит. На одном из собраний я познакомилась с девушкой Марусей Подзолковой. От неё я получала сведения и помощь, так как она всех знала. В хозяйстве у них была лошадь, коровы, куры. Хата была с земляным полом. На собрание меня провожали её отец, мать, её сестра и братья. Несмотря на то, что я носила оружие, ходить было страшно. Но я была рискованной, смерти не боялась. Одна я ездила за 25 километров в район за продуктами колхозу и себе за пайком. Колхозники-мужчины выходили меня встречать, так как знали, сто я привезу табачку.

Комната у меня была 3 квадратных метра. Бывало, сядут мужчины у стен, я – в середине. Закурят, человека не видно. Я им рассказываю о делах в стране, районе, о том, что надо делать в колхозе. Свой паёк я делила между больными, а сама как-нибудь.
Колхозники меня любили. Помню день 8 Марта. Собралось много народа, из района приезжали фотографировать нас – этого еще никогда не было. Привозили прямо в колхоз кинопередвижку. Кино демонстрировали прямо на улице. Звали меня в колхозе только Морис, все дети тоже звали Морис, встречая, они знали, что, если у меня что-то есть, я им отдам.

Продналог возили за 30 километров в Белгород на лошади. Валенок не было, ноги промерзали, людям приходилось бегом бежать. Я тоже ходила и ездила в пальто и сапогах, в том в чём приехала. Весной я привезла из района духовой оркестр. Праздновали 1-е Мая. Вечером веселились, танцевали под оркестр, а утром пришлось с этим оркестром хоронить колхозника, умершего от чахотки.

Пришло время уборки урожая. Я радовалась, что есть мельница, маслобойка, что можно колхозникам намолоть муки и сбить масло. Но радость была преждевременной: к колхозному двору была подкинута записка: «Колхоз сожжём».

Спала я на полу, под окном, а кровать была пустой, чтобы меня не видели враги. Я поехала в район доложить, что построили маслобойню, и попросить досок на сцену для клуба. Возвратилась из района около одиннадцати часов дня и планировала провести собрание во время обеденного перерыва. Началось собрание, поговорили минут двадцать, как кто-то из колхозников закричал, что горит наша мельница. Пора была жаркая, воды не было, речка далеко, да и неглубокая. Рядом с мельницей была конюшня, где находился племенной бык. Выпускать его было нельзя, так как он мог поубивать людей. Конюшню отстояли. Мельница сгорела, но двигатель спасли. Завхоз Кирилл Буняев – хороший хозяйственник, он руководил тушением, помогали братья Подзолковы. Я привезла из района большую сумму денег. Портфель с деньгами я передала Подзолковой Марии, она сберегла деньги. Потом наш механик поправил кое-что в двигателе, завесили брезентом, и опять заработала наша мельница. Колхозников без хлеба мы не оставили. Я и завхоз поехали в район, сообщили о пожаре в государственные органы и в райком. Милиция приезжала, сделали опросы, кое-кого допросили и изолировали. Приезжали фоторепортёры, фотографировали нашу мельницу.

Затем я заболела и попросила, чтобы меня отправили в Москву. Просьба моя была удовлетворена. Сейчас мне 72 года, вот всё, что я могла написать, что осталось в моей памяти.
С уважением к вам, следопыты,
Морис Анна Александровна.
Город Пушкино, 1973 год».
(Со скидкой на неразборчивый почерк!)

В строительстве новой жизни коммунистам помогали активисты-комсомольцы А. В. Чеботарёв, А. Ф. Якутин, В. Н. Буняев, П. К. Подвигин, Д. А. Полётов и другие. Они своими силами отремонтировали дом кулака Пацаева, открыли там избу-читальню (1930), заведовать которой обязали Полётова Дмитрия Алексеевича. Самую активную культурно-просветительную работу вели учителя Николай Иванович и Анна Семёновна Введенские, Татьяна Алексеевна Халявкина, Анна Алексеевна Олейникова и другие. Они выступали не только перед своими односельчанами, но и выезжали на лошадях в Лучки, Дмитриевку и другие сёла.

В 1930 году в Яковлево появился первый трактор «Фордзон». Тракторист Якутин Фёдор выехал на колхозный двор. Люди, кто радостью, кто с удивлением, некоторые со страхом, наблюдали за трактором, крестились, дети кричали «Ура!» и махали флажками.

В Яковлево, в избе по улице Магистральной (ныне – Шаландина), были организованы курсы трактористов для жителей ближайших сёл.

Среди свекловичниц развернулось движение «пятисотниц», то есть каждая женщина стремилась вырастить по 500 центнеров сахарной свёклы на каждом гектаре закреплённой площади посева. Среди них отличились Владыкина Федора Николаевна, Бабакина Евгения Ивановна, Бессонова Фёкла Трофимовна, Акулова Просковья Фроловна.

Однако работа не всегда ладилась. Были и срывы. Особенно это проявлялось в период уборочных работ. Преобладал ведь ручной труд. Тракторов и, особенно, зерноуборочных комбайнов было ещё недостаточно, чтобы управляться с уборкой своевременно. Но люди не падали духом и работали не покладая рук, зачастую с рассвета и до самого темна, с верой, что жизнь наладится. К примеру, если в 1935 году план хлебопоставок на 15 августа колхозами был выполнен на 43 %, то уже в 1936 году – на 81 %.

Великая Отечественная война

Великая Отечественная война прервала мирный труд селян. Мужчины уходили на фронт. Оставшиеся колхозники стремились быстрее убрать урожай, заготовить корма скоту, но уже в конце сентября скот и технику пришлось срочно эвакуировать.

В конце октября 1941 года на Яковлевскую землю ступили оккупанты. Жизнь замерла. В селе зазвучала чужая речь. Немцы начали устанавливать свой порядок. Была создана полиция. Начальником её назначили жестокого, преданного немцам человека – Владыкина Акима Павловича. Под его началом работали полицаи Буняев Иван, Халявкин Александр, Колесников Василий, Кузьмин Иван, Хованов Александр. Переводчицей поставили жительницу Яковлево Яготинцеву (Шведову) Елену, позднее немцы привезли ещё двух переводчиков – Розу и Бориса. Фамилий их никто не знал.

Старостой выбрали Митина Антона Никаноровича, бывшего председателя колхоза «Сталинцев». Он был оставлен РК КПСС Томаровского района связным с партизанами и делал все возможное для облегчения жизни селян.

О жестокости фашистов рассказывает директор Яковлевской средней школы В. Шулякова: «Тяжкая судьба военного лихолетья постигла всех мирных жителей, кто остался на улице Ковалёвке в 1943 году. Всю зиму бесчинствовал здесь карательный отряд под руководством немца по имени Франц. К голоду, нищете прибавился страх перед тем, что ещё придумает каратель. Все жители Ковалёвки засыпали и просыпались в тяжком ожидании.

Однажды Франц повёл девушек А. Халявкину, Е. Подвигину в декабре месяце купаться в Ворскле. Он гнал их железной цепью. Замёрзшие и испуганные, они зашли к Варваре Васильевне Подвигиной обогреться. Немец сначала рассвирепел, а затем решил поступить так же и с хозяйкой дома. В это время женщина носила под сердцем ребёнка. Он загнал её в речку, она запуталась в сетях, которые кто-то поставил, чтобы наловить рыбы, и упала. Захлёбываясь в ледяной воде, беременная, она еле выбралась из злосчастного водоёма и отправилась к своей хате, где жила со свекровью.

А однажды, после очередного купания в проруби, он решил согнать женщин в клуб и поджечь его. Только заступничество старосты А. Н. Митина спасло их от смерти».

Немцы грабили население, забирали продукты питания. Женщин и детей согнали в школу, заперли, угрожая поджечь, если они не сдадут оккупантам яйца, молоко, мясо, хлеб. Староста заверил немцев, что всё будет отдано.

В декабре 1941 года немцы установили виселицу и казнили нескольких жителей, обвинённых в порезке кабеля: Беляева Андрея Васильевича, 1907 года рождения, бывшего секретаря Яковлевского сельского Совета, Булавина Андрея Фёдоровича, Булавину Анну Кирилловну, 1895 года рождения, депутата сельского Совета, Кобзарева Гавриила Максимовича, бригадира колхоза «Ленинцев», Подвигина Василия Лаврентьевича, 1895 года рождения, учётчика тракторного отряда МТС. В течение двух недель трупы повешенных не разрешалось похоронить в назидание другим.

Были казнены и другие жители Яковлево: Кобзарев Максим Фёдорович, председатель ревкомиссии колхоза, Булавин Михаил Иванович и Булавин Михаил Фёдорович, Новикова Мария Кирилловна. Судьба арестованных в декабре 1941 года начальника почты Мягкова и лесника Олейникова Антона Яковлевича осталась неизвестна.

Оккупационные власти заставляли работать всех, в любую погоду. Особенно доставалось молодым, которым приходилось в лютые морозы очищать от снега шоссе, откапывать машины, танки. Две девушки были угнаны в Германию. Одна из них, А. Г. Акулова, вернулась в 1946 году в родное село.

В феврале 1943 года во время зимнего наступления Красной Армии Яковлево дважды переходило из рук в руки, однако было освобождено. Летом 1943 года село оказалось в прифронтовой полосе. Всё население помогало рыть окопы, траншеи, противотанковые рвы. В начале июля жители улиц Магистральной (ныне – улица Шаландина), Ковалёвкой, Набережной были эвакуированы. В развалинах разрушенной церкви была развёрнута санчасть.

На рассвете 6 июля замаскированные немецкие танки медленно двинулись к Яковлево из-за Дедовского моста. Чуть позже появилась авиация.

На Яковлевском участке фронта сражались батальон 1-й гвардейской танковой дивизии (командир полковник Вовченко Степан Иосифович), на высоте 254 (ныне – школьный сад) – рота лейтенанта Бочковского. В роту входили экипажи танков В. Шаландина, Ю. Соколова, Г. Бессарабова, Дукова, Можарова, Малоросиянова, Литвинова.

Несколько впереди танковой роты располагались стрелки лейтенанта Бочарова, а чуть в стороне – орудия младшего лейтенанта Артюшина.

О боях в июле 1943 года в районе Яковлево рассказывает в своём дневнике генерал-лейтенант, Герой Советского Союза С. М. Кривошеин: «…7 июля 1943 года. Третий день противник, несмотря на огромные потери, рвётся вдоль шоссе к Курску. Успехи его невелики, но и положение частей нашего 3-го механизированного корпуса не из легких. Начальник разведки майор Андриако доложил, что вражеские танки стремятся с северо-востока обойти Яковлево. На этом направлении я выдвинул 49-ю танковую бригаду полковника А. Ф. Бурды и батальон мотострелков от А. X. Бабаджаняна. Сам выехал на левый фланг.

В бинокль хорошо видно, как танки Бурды А. Ф. обтекают высоту и спускаются к Большим Маячкам. Машины первого батальона уже скрылись в дымящихся развалинах Покровки. Танки противника проникли в лощины и перелески восточнее Яковлево, по этому району сделала огневой налёт корпусная артиллерия. Вражеская атака застопорилась. Но вот в воздухе появилась большая группа самолётов противника, они начали бомбить, и я снова увидел немецкие танки, показавшиеся на перекатах. Впереди — «тигры». Наши танкисты и артиллеристы встретили машины врага плотным огнём прямой наводкой и с закрытых позиций. Чёрные фонтаны вздыбленной взрывами земли и дыма покрыли высоты, свист бронебойных болванок и осколочных снарядов наполнил воздух; перед атакующими возник вал огня и стали. Запылало несколько головных танков противника, горели и «тигры», которые фашисты объявили неуязвимыми.

Но напряжение боя не снижается. Немецкое командование вводит в бой новые группы танков. Они упорно атакуют позиции нашей 49-й танковой бригады, рвутся к Яковлево, Большим Маячкам, стремясь выйти на оперативный простор и двигаться к Обояни.

Части 3-го механизированного корпуса стойко обороняют этот рубеж. Наша задача: не подпустить врага, нанести ему под Яковлево сокрушительный удар.

Командир роты комсомолец Георгий Бутов разместил свои танки под прикрытием сгоревших домов и развалин села Покровки. Здесь же расположились артиллеристы, бронебойщики и стрелки. «Тигры» спускаются с безымянной высотки, что восточнее озера. До них не более километра. «Не стрелять, – решает Бутов, – не обнаруживать себя преждевременно». Но наводчик соседнего танка всё же не выдержал, открыл огонь. С немецкого самолёта заметили вспышки выстрелов, и серия бомб обрушилась на окраину села. Когда немного рассеялись пыль и дым, Бутов увидел впереди «тигра», на борту которого был изображён зверь в прыжке. Бутов навёл пушку под срез башни, и после третьего снаряда танк запылал. Подожгли ещё один танк и, укрываясь за развалинами, внезапно ударили по атакующим.

Неподалёку от танка Бутова в глубоком окопе расположился бронебойщик Иван Зинченко. В его направлении двигалась «пантера». Она подошла к рассечённому снарядами дубу.

500 метров. Токарь из Белой Церкви Иван Зинченко привык рассчитывать точно. Когда «пантера» стала разворачиваться, бронебойщик ударил по каткам, перерубленная гусеница разостлалась по земле, танк закрутился на месте. Ещё два выстрела – и «пантера» задымилась. Но из-за нее показалась другая и двинулась прямо на гвардейца. Зинченко быстро убрал ружьё в окоп и лёг на него. По брустверу пролязгали гусеницы, комья земли присыпали бронебойщика. Когда он вскочил, немецкий танк был уже далеко. Зинченко начал стрелять, но рядом грохнул взрыв. На мгновение ослепило, выбило из рук ружьё. В боку нестерпимая боль. Перед глазами новый вражеский танк... Комсомолец Зинченко, схватив связки гранат, пополз навстречу...

На следующий день в газете «На разгром врага» были напечатаны стихи поэта Антона Шмигельского:

Взметнулся столб огня, невидимо багровый.
Как будто бы не взрыв разрушил вражью бронь,
А сердце храбреца, наполненное кровью,
Сжигающей врага сильнее, чем огонь.

...В корнях вывороченного дуба замаскировался снайпер Курбанчангилиев. Вся бригада знала его как мастера меткого выстрела. В бою у села Покровки Курбанчангилиев довёл число зарубок на прикладе своей винтовки до 166...

До самой темноты шёл жестокий бой на левом фланге корпуса, но танки и пехота гитлеровцев не дошли до Яковлево и Больших Маячков. Враг был остановлен на буграх и в перелесках. Большую роль в этом успехе сыграли подоспевшая бригада подполковника Леонова и артиллеристы.

Летняя ночь коротка, а забот и работы много. Надо восстановить разрушенные окопы, пополнить боеприпасы, свести в роты поредевшие батальоны. Офицеры штаба корпуса в частях. Я снова направился в бригаду полковника Бурды. Перед этим подписал наградной лист на комбрига. В нём говорилось: «...Настойчиво ищет новые способы уничтожения врага с наименьшими для себя потерями; в решениях и действиях инициативен. Лично безгранично храбр (за два года войны уничтожил 17 танков, 23 пушки и миномёта, до 300 гитлеровских солдат и офицеров). Под его разумным и грамотным руководством части наносят врагу большие потери, особенно отличилась 49-я танковая бригада в боях под Яковлево. Вполне достоин и заслужил высокое звание Героя Советского Союза». Под стать своему комбригу – командиры подразделений и бойцы. Многие из них сражались вместе с полковником с самого начала войны. Вот командир роты гвардии лейтенант Стороженко, которому довелось воевать на земле родного края. Его подразделение в тот день подбило и сожгло 29 танков, из них 7 «тигров».

Перед сражением на Курской дуге в нашу 7-ю гвардейскую танковую бригаду пришло пополнение. Прибыл и взвод танков восемнадцатилетнего лейтенанта В. Шаландина. На машинах блестели никелированные пластинки с надписью: «Воинам-комсомольцам, от комсомольцев завода. Беспощадно истребляйте немецких фашистов!»

Вольдемар Шаландин – невысокого роста, ладно сбитый, с румянцем на открытом приятном лице. Он выделялся среди молодых лейтенантов строевой выправкой и примерной исполнительностью. Танковый взвод Шаландина был лучшим по боевой подготовке в комсомольской роте старшего лейтенанта В. Бочковского.

...Поле боя перед обороной гвардейцев всё больше и больше покрывалось горящими фашистскими танками, многие из них прорвались вплотную к нашим позициям. Взвод лейтенанта Шаландина закопался на левом фланге бригады. Несколько впереди танков – стрелки старшего лейтенанта Бочарова, а чуть в стороне – орудия младшего лейтенанта Артюшина.

Головной «тигр», которого наметил себе Шаландин, стреляя из пушки и пулемёта, приближался к ориентиру. В перекрестье прицела попали гусеницы и борт. На мгновение он исчез в дыму, затем появился вновь. Выстрел! Ещё выстрел! По броне «тигра» побежало пламя.

Подбив на этой позиции двух «тигров», Шаландин скрытно перевёл машину на запасную. Всё больше горящих фашистских танков, но и наши тоже выходят из строя. В перекрестье мелькнула, объятая пламенем, машина лейтенанта Духова. Экипаж покидал танк через десантный люк.

– Товарищ лейтенант, горит танк Литвинова!.. – Умело маневрируя, Шаландин, оставшись один на позиции взвода, подбил ещё два танка, но и его «нашла» болванка «тигра», пробившая бак с горючим. На горящем танке ринулся в последнюю атаку комсомольский экипаж Шаландина и до тех пор утюжил пехоту в серо-зелёных мундирах, пока не взорвался боекомплект.

Вот ещё один пример: «6 июля 1943 года в районе села Яковлево, когда на орудие гвардии старшины Власова Алексея Алексеевича ринулось 19 фашистских танков, он, как парторг и командир орудия произнес: «Мы русские, мы всё одолеем», – и вступил в единоборство с фашистскими чудовищами; 45 минут длилась смертельная схватка, и как результат – 4 сожжённых танка Т-VI и 5 средних танков врага. После этого сражения на батарею ринулось 15 «юнкерсов», но ожесточённая бомбёжка не сломила волю власовского расчёта.

7 июля 1943 года орудие Власова было атаковано 23-мя танками врага, но мужественный сын русского народа не дрогнул. Тридцатиминутное сражение – и 10 танков, из них 2 Т-VI, пылали, объятые пламенем. Весь расчёт героя Власова погиб на своём боевом посту. Сам Власов сгорел, объятый пламенем.

Командир 122-го гвардейского артиллерийского полка гвардии майор Угловских».
Гвардии старшине А. А. Власову присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно) (ЦАМО СССР. Ф. 33. Оп. 793756. Д. 9. Л. 71–72).

Яковлевцы свято хранят память о героях Великой Отечественной войны, о тех, кто защитил Отечество. Летом 1949 года у братской могилы, где вместе с В. С. Шаландиным похоронены его боевые товарищи, был торжественно открыт памятник. В 1980 году памятник отреставрировали. Скульптор Ю. П. Варвянский выполнил бюст героя-танкиста в металле. После реставрации стройнее и выше стал пьедестал, облицованный черным мрамором. На мемориальных плитах 243 имени погибших в боях у Яковлево.

В год 35-летия победы на Курской дуге в Яковлево приезжал Герой Советского Союза В. А. Бочковский, под командованием которого удерживала напор фашистских «тигров» комсомольская рота из 10-ти экипажей. В эту роту входил и экипаж В. Шаландина.

Участник боёв под Яковлево, военный корреспондент, писатель Ф. А. Гарин в газете «Комсомольская правда» от 17 июля 1973 года писал, обращаясь к молодёжи: «Товарищи, если будете проезжать по дороге Москва – Крым, прошу вас, остановитесь на 597-м километре. Там стоит памятник Шаландину и Соколову. Я знал этих ребят. Им было тогда по 19 лет. Как военному корреспонденту, мне довелось выпускать листовки об их подвиге».

С 1978 года имя В. Шаландина носит одна из главных улиц села – бывшая улица Магистральная.
В 1970 году у въезда в Яковлево был установлен обелиск в честь 8-го мехкорпуса, сражавшегося у посёлка Яковлево, и монумент «Катюша».

В 1983 году в парке посёлка был установлен памятник 176-ти яковлевцам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны.
В июле 1987 года ещё одна улица – Центральная – была переименована в улицу Угловского Михаила Николаевича, бывшего командира 122-го гвардейского артиллерийского полка 51-й гвардейской стрелковой дивизии, удостоенного звания Героя Советского Союза за мужество и смелость, проявленные им в боях на Курской дуге в районе Яковлево и погибшего в наступательных боях в августе 1943 года.

В дни подготовки к годовщинам победы на Курской дуге посёлок преображается: благоустраиваются улицы, приезжают участники сражений на яковлевской земле, проводятся праздничные мероприятия.

Послевоенное возрождение

После того как утихли бои, эвакуированные жители стали возвращаться в село. На шляху (улица Магистральная) не осталось ни одного целого дома. У некоторых хат не было окон, снесены крыши, другие разрушены до основания. Многим пришлось жить в землянках, а в оставшихся домах проживало по нескольку семей. Селяне помогали друг другу рыть землянки, восстанавливать жильё, сообща убирали завалы.

Начали возрождаться колхозы, которые возглавили вернувшиеся с фронта инвалиды. Колхозом «Новая деревня» руководил Н. Т. Олейников, колхозом «Сталинцев» – Г. В. Лохматов, колхозом «Ленинцев» – И. К. Яготинцев.

Председателем сельского Совета избрали Александру Гавриловну Быкову. Она старалась ободрить, поддержать односельчан, помочь тем, кто потерял кормильца.

Труд был в основном ручной: копали лопатами, пахали на коровах, косили серпами, вязали снопы, молотили цепами. В поле работали женщины, старики и даже дети.

Основной зерновой культурой была рожь, затем стали сеять ячмень, просо, сахарную свёклу. Пшеницы сеяли мало. Из-за плохой обработки почвы и отсутствия удобрений урожайность была низкой.

Разводили коз, овец, свиней. Восстанавливали заново хозпостройки, закапывали окопы и воронки. Расширялись посевные площади, повышалась урожайность.

Чтобы помочь крестьянам пережить голод, колхоз организовал общественное питание.

Возрождалась и духовная жизнь села. В 1947 году в помещении сельского Совета выделили комнату размером 2х2 метра для библиотеки и комнату 5х5 метров для клуба. Избой-читальней до 1950 года заведовал Иван Иванович Карнаухов, прошедший с фронтом всю Европу и в 1947 году возвратившийся в родное село.

В пятидесятом году в районе приступили к укрупнению колхозов. Не обошло это мероприятие и Яковлево.

В июльском номере районной газеты «Сталинский призыв» за 16 число рассказывается о создании новых хозяйств. В Яковлево появился колхоз «Заря коммунизма». Председателем был избран Николай Фёдорович Горбунов. Сельский Совет возглавил И. И. Карнаухов.

В 1971 году за счёт присоединения к колхозу земель колхоза имени Кирова пополнился машинно-тракторный парк, выросла численность поголовья скота, увеличились посевные площади. Колхоз вышел в число передовых, ему было вручено переходящее Красное знамя Совета Министров РСФСР (председатель колхоза «Заря коммунизма» – Павел Игнатьевич Фанин).

Яковлевское месторождение железной руды

Осенью 1952 года в Яковлево прибыла Обоянская геологоразведочная партия. В задачу буровиков входило изыскание залежей каменного угля на территории посёлка Яковлево. Каменного угля не было, зато 13 мая 1953 года обнаружили руду с высоким содержанием железа. Чтобы удостовериться, что это не случайность, заложили ещё несколько скважин – руда была всюду. К лету, пробурив 600 метров, в том числе более ста метров рудного тела, бригада Чекунова достигла проектной глубины и стала первооткрывателем залежей железной руды на яковлевской земле.

Вскоре угольная геологоразведочная партия преобразовалась в Обоянскую геологоразведывательную экспедицию и переехала в Яковлево, для продолжения поисковых работ. Начальником её стал геолог Евгений Полянский.

К началу 1955 года, с увеличением объёма буровых работ, образовалась Белгородская жезорудная экспедиция, которую возглавил А. Т. Украинец, а чуть позже – Н. И. Иванченко. Главным геологом стал С. И. Чайкин – лауреат Государственной премии. Буровые вышки росли, как грибы. Забегая немного вперёд, скажем, что за несколько лет экспедиция проделала огромную работу, пробурив тысячи скважин, исследуя залежи по всему фронту и вширь, и вглубь. Было определено, что на Яковлевском и Гостищевском меторождениях содержится около двадцати миллиардов тонн высококачественной руды с содержанием железа 60–62 процента. За открытия и исследования Яковлевского и Гостищевского месторождений железной руды С. И. Чайкин был награждён орденом Ленина. Лауреатом Ленинской премии стали геологи М. И. Яковлев, И. А. Русинович. Здешние старожилы хорошо помнят, как на яковлевских полях возвышались, словно гигантские свечи, буровые вышки. Их было множество. Работали они круглосуточно. Ночью освещали рабочие места гирлянды электрических ламп, придавая причудливый, сказочный вид пейзажу.

По всем улицам были установлены электрические фонари. Из окон домов пробивались яркие лучи электрического света. Проезжая по трассе Москва – Симферополь, многие автомашины приостанавливались и шофёры спрашивали: «А какой это город?»

И молодёжь, прогуливаясь по улице, словно по красивому проспекту, с гордостью отвечала: «Это Яковлево!» И как тут не гордиться! Экспедиция принесла с собой невиданный прогресс.

Жители Яковлево и окрестных сёл смогли устроиться на работу и без отрыва от производства получить профессию буровика, строителя и другие специальности. В каждый дом пришло электричество. Рабочие стали приобретать приёмники, радиолы, телевизоры. Появились бытовые приборы: стиральные и швейные машины, утюги и электробритвы. У всех на глазах рос благоустроенный жилгородок с новой школой, клубом и библиотекой, магазинами и баней. Такое было впервые. Сбывались предсказания геолога Яковлева, который, выступая в бригаде Констатина Чикунова по случаю открытия залежей железной руды на Яковлевской земле, сказал: «Это село совсем скоро превратится в город».

Экспедиция принесла блага не только материально-бытовые, но и духовные. Развивались культура и образование. При экспедиции были открыты подготовительные курсы для поступления в Харьковский горный институт. Это позволило многим, в том числе моим дорогим землякам, получить высшее техническое образование – стать инженерами-горняками: Ивану Полётову, Петру Пономарёву, Илье Шаповалову, Егору Пономарёву, сёстрам Полётовым – Марии и Валентине, Любови Ховановой и другим. Многие из них в строительство Яковлевского рудника внесли свой вклад. Местные учителя И. М. Холявкин и директор школы М. Е. Жданов получили вторые профессии – горных инженеров.

Результаты исследовательских работ экспедиции позволили Харьковскому НИИ «Южгипроруда» вплотную приступить к разработке технической документации по строительству и эксплуатации Яковлевского рудника и города горняков и строителей на 110 тысяч населения. А вскоре Белгородский Совнархоз принимает решение о создании строительного треста «Белгородрудстрой» всесоюзного значения.

В январе–феврале 1958 года у въезда в посёлок Яковлево, на повороте магистрали, в короткое время выросло административное здание управления треста. Это был обычный, деревянный домик финского типа. Но появился он не на голом месте, а в жилгородке, который построила экспедиция для своих рабочих-геологов.

Завершив работу, железорудная экспедиция перебралась в город Белгород, оставляя городок со своими коммуникациями, сооружениями и соцкультбытом, которые частично использовал трест. Ранее созданный при экспедиции ОРС с торговыми точками и базой был передан в распоряжение треста. Строительство жилых домов и других объектов в Яковлево осуществлял стройучасток губкинского треста «КМАруда». Начальником этого участка был Славин Эммануил Абрамович. Участок имел свою небольшую строительно-производственную базу: БРУ, полигон с пропарочными камерами, котельную и несколько деревообрабатывающих станков – «столярку». Впоследствии, с созданием треста, участок был присоединён к этой организации, и вскоре на базе участка образовалось строительное управление «Промстрой» под руководством Э. А. Славина.

Уже к лету 1958 года трест значительно расширил, обновил производственную базу и создал комбинат производственных предприятий – КПП. Возглавлял это предприятие энергичный руководитель Николай Фёдорович Абакумов.

В Яковлево строились мастерские МПБ, гараж для автоколонны, центральный склад. Форсировалось строительство жилья, двухэтажного общежития, новой средней школы, больницы, поликлиники и т. д. На начальном этапе тресту приходилось туговато, особенно с размещением рабочих, которые приезжали ежедневно, десятками и сотнями. Прибывающих по оргнабору и комсомольским путёвкам временно расселяли по хатам окружающих сёл: Яковлево, Покровка, Крапивенские и Редины Дворы, Быковка. Основная работа по размещению людей ложилась на небольшой коллектив ЖКО треста. Жилищный отдел возглавлял майор запаса, мужественный человек и хороший организатор Емельян Фёдорович Селюков. Его надёжными помощниками были два коменданта – Беликов Роман Васильевич и Николай Семёнович Каменский. Финансами ЖКО ведала вежливая, обаятельная женщина – Нина Даниловна Савельева.

А забот было, действительно, немало. Добраться почти в каждую хату по бездорожью, расквартировать большой поток прибывающих, завезти койки, матрацы. А там, где нечем было топить, ещё обеспечить дровами и углём. Пробивались на тракторах через сугробы, а весной – по непролазной грязи.

Всё население посёлка занималось его благоустройством. Учащиеся сажали деревья вдоль трассы, закладывали парк. Много деревьев выросло в палисадниках, на клумбах росли цветы.

22 июня 1959 года село Яковлево получило статус посёлка городского типа, в нём проживало 7 500 человек (Путеводитель ГАБО. 2005. С. 508).

С 1958 года в 10-ти километрах от Яковлево начал возводиться посёлок Строитель, и Яковлево стало терять свой престиж. В связи с консервацией рудника с 1966 года по 1974 год в посёлке не велось практически никакого строительства, сократилась численность населения, которое мигрировало в посёлок Строитель и город Белгород. Яковлево словно замерло. И только с возобновлением строительства рудника посёлок ожил, начал потихоньку менять свой облик.

80–90 годы

Наиболее благоприятными в социально-экономическом развитии Яковлево явились 80-е годы.

В 1983 году было построено новое здание поселкового Совета. Здесь же разместились детская и взрослая библиотеки (заведующая А. Ф. Халявкина, Н. И. Нестерова, библиотекарь В. И. Карнаухова).

В 1986–1988 годах закончилась газификация жилгородка.

В посёлке функционировал ряд предприятий и организаций: ДСПМК (А. И. Ерофеев), автоколонна № 5 Белгородской автобазы № 4 (В. А. Жученко), асфальтовый завод (А. Н. Шкуратов), колхоз «Заря коммунизма» (П. И. Фанин), филиал Белгородской швейной фабрики (Е. Агафонова), филиал комбината бытового обслуживания, школа, больница. Велась работа по строительству Яковлевского рудника, строились коттеджи для тружеников колхоза. Все предприятия работали стабильно, колхоз «Заря коммунизма» оставался в числе лидеров района.

Из годового отчёта за 1990 год:

Колхоз в тот год имел 5 282 гектара сельскохозяйственных угодий, из которых пашня занимала 4 259 гектаров, что давало хозяйству возможность содержать 2 410 голов крупного рогатого скота (в том числе 1 000 коров), 215 свиней и 24 лошади.

В 1990 году в колхозе «Заря коммунизма» было намолочено 78 073 центнера зерна, накопано 188 484 центнера сахарной свёклы и 42 014 центнеров корнеплодов.

Для нужд животноводства было заготовлено 7 876 центнеров сена, 103 891 центнер силоса и 32 339 центнеров сенажа.

В 1990 году в колхозе было надоено 35 825 центнеров (по 678,5 центнера на 100 гектаров сельхозугодий).

В двенадцатой пятилетке (1986–1990) в колхозе было произведено молока по 615 центнеров на 100 гектаров сельхозугодий (в среднем за каждый год). Этот показатель обеспечил хозяйству первое место в районе.

Со времени создания района, хозяйством руководил Фанин Павел Игнатьевич.

Фанин Павел Игнатьевич родился 28 января 1930 года. После окончания сельскохозяйственного техникума он работал главным агрономом в колхозе «Искра», заместителем председателя и более тридцати лет возглавлял колхоз «Заря коммунизма», который под его руководством достиг пика в своём развитии. С поста председателя Павел Игнатьевич ушёл в 1994 году.

В начале 90-х годов в Яковлево открылся филиал районного Сбербанка. По программе «Свой дом» строились частные дома.

Экономический кризис второй половины 90-х тяжело отразился на всей жизни посёлка. Предприятия не могли приспособиться к условиям рынка, не было средств на расширение и модернизацию производства, выплату зарплаты и пособий, отчислений в пенсионный фонд, не говоря уже о помощи объектам соцкультуры. Появилась безработица как явная, так и скрытая. Сократилась сеть государственных магазинов. Стали открываться частные торговые точки.
В конце 1995 года в Яковлево проживало чуть более 2 500 человек, из них 930 – пенсионеры.

В средней школе посёлка училось 376 детей, преподавание вели 56 учителей. Ещё 174 ребёнка были дошкольного возраста.

В посёлке насчитывалось 530 сельских подворий. Жители держали свиней, коз, птицу. Значительно выросло поголовье крупного рогатого скота – в подворьях насчитывалось 118 коров.

В посёлке функционировало 12 предприятий и организаций, не считая объектов соцкультбыта. Наиболее крупные из них – АО «Яковлевский рудник», Яковлевская ДСПМК, производственный участок колхоза «Заря коммунизма».

NETDO.RU

Бесплатный конструктор сайтов